Дожить до рассвета, часть 1

этого невидимого четвертого немца. Между тем немец присел над аппаратом, очем-то поговорил с остальными и махнул рукой тому, что сидел на столбе, -тот начал слезать. Пока он спускался, эти трое встали, не спеша разобралисвои сумки и ящики и направились вдоль по дороге.

   На этот раз они остановились в значительном отдалении от рва, на столбуже никто из них не полез, и лейтенант глянул в противоположный конецшоссе - теперь, видно, надо было решиться. Но прежде следовало как можноближе подойти к дороге.

   Он сполз с откоса на дно рва, сильно потревожив раненое бедро.Пивоваров вскочил со своего насиженного в снегу места, Ивановский молчакивнул головой, и они, прижимаясь к крутой стороне откоса, быстро пошли порву вниз. Тут их уже легко могли увидеть с дороги, и лейтенант скоро упалза поперечный сумет, вжался в снег, рядом проворно зарылся в снегПивоваров. Опухшее от холода и бессонницы мальчишечье лицо бойца застыло впредельном внимании, время от времени лейтенант перехватывал еготревожный, вопрошающий взгляд. Находясь на дне рва, боец абсолютно ничегоне видел и во всем полагался на командира, который теперь принималрешения, так много значившие для обоих.

   Но отсюда уже и сам лейтенант ничего не мог увидеть и вынужден былполагаться на слух, чутко улавливая все разрозненные и переменчивые звуки,долетавшие к ним с дороги. Конечно, это был не самый надежный способ извсех возможных для перехода, но другого у них не оставалось. Дождавшись,когда урчащий гул дизелей на шоссе несколько ослаб, и не уловив поблизостиникаких новых звуков, Ивановский сказал себе: "Давай!" - и вскочил.

   В несколько прыжков по глубокому снегу он достиг придорожного окончаниярва, выглянул из него - шоссе поблизости действительно было пустым, хотяна дальний пригорок он просто не успел бросить взгляда, с бешеной прытью,пригнувшись, он выскочил на укатанную твердь шоссе и размашисто спрыгнул всумет на дно следующего отрезка рва. На бегу он с удовлетворением отметилза собой тяжелое дыхание Пивоварова и изо всех сил припустил по дну кнедалекому уже повороту. Через несколько прыжков, однако, он опять сталразличать напряженное завывание моторов и в беспокойстве внутренне сжался,ожидая криков или, может, выстрелов. Но он все-таки успел скрыться заповоротом. Пивоваров несколько опоздал, но лейтенант, оглянувшись, увидел,что машины появились секундой позже того, как боец упал за изломом. Машиныпромчались, не сбавляя скорости, и он впервые за это утро с облегчениемвыдохнул горький, раздиравший его грудь воздух.

   - Фу, черт!..

   Оба с минуту загнанно, трудно дышали, потом Ивановский, привстав наколенях, огляделся по сторонам. Кажется, невдалеке был кустарник -реденькие его верхушки местами выглядывали из-за высокого бруствера, илейтенант с бойцом расслабленно пошли по рву. Порядком отойдя от шоссе,они попытались выбраться в поле. К удивлению командира, Пивоварову этоудалось скорее, лейтенант с первой попытки добрался лишь до половинысклона и, поскользнувшись на крутизне, сполз в сумет. Опять очень заболелобедро. В этот раз он не смог или не захотел подавить в себе стон, и