Дожить до рассвета, часть 1

снегу лыжи. Чертыхаясь про себя, лейтенант минуту выпутывался из этойловушки, потом взял в сторону, несколько дальше от кустарника. Где-то тутнедалеко должен был повстречаться ручей, впадавший в речушку; от ручьяначинался самый опасный отрезок пути в разрыве немецкой линии.

   До ручья, однако, он еще не дополз, когда впереди и совсем близкозвучно щелкнуло в воздухе, засипело, заискрилось, и яркая огненная дугапрочертила по краю неба. Разгоряченный борьбой со снегом, Ивановский несразу понял, что это ракета. Несколько не долетев до них, она торжественнораспустилась вверху букетом ослепительно сияющего пламени, и снежнаяравнина с кустарником затаилась, замерла, сжалась, залитая ее лихорадочнойяркостью. Потом что-то там пошатнулось, дрогнуло и все ринулось в сторону;по пойме метнулась путаница стремительных теней. Ракета упала на снег закустарником и еще несколько секунд сверкала остатками своего холодногопламени.

   Ивановский затих, где лежал, почти не дыша, грудь его распирало отнехватки воздуха, возле лица на ветру крутилась снежная пыль. Лейтенантждал выстрелов, криков, следующих ракет, но в сгустившейся темноте ночистояла прежняя напряженно-зловещая тишина. Тогда он прикрыл на секундуглаза, чтобы скорее преодолеть ослепление, и снова всмотрелся вперед. Оннедоумевал, откуда тут могла появиться ракета, ведь в том направлении,откуда она взлетела, немцев не должно было быть - там болото, речушка,кустарник. Туда ведь как раз предстояло ему ползти. Теперь получалось, чтотот путь им закрыт.

   Сзади его тронул за сапог Лукашов, но лейтенант не оглянулся даже и неотозвался, обеспокоенный единственным теперь вопросом - заметили или нет?Если заметили, то, наверное, их сегодняшняя попытка на том и окончена.Если нет, следовало побыстрее убираться с этого злополучного места.

   Прошла еще минута, но не было ни выстрелов, ни ракеты, и Ивановскийподумал, что, по-видимому, там сидит высланный на ночь ракетчик, которогоразумнее обойти. Лейтенант круто повернул в кустарник, на четверенькахдостиг невысокого берега речки, над которой клонилось несколько черныхкряжистых ольх, и решительно перевалился с берега на ровную поверхностьприсыпанного снегом льда. На другом берегу заросли оказались пореже,неширокой полосой они тянулись вдоль берега, а далее начинался пригорок сдеревней и немецким окопом под скособоченным сараем на отшибе.

   Сержант Лукашов не отставал ни на шаг, и когда лейтенант остановился внерешительности, тот пополз рядом и шепнул в лицо:

   - А давайте речкой...

   - Тих...

   Положение усложнялось. На этой стороне они оказались слишком близко кпротивнику, пробраться мимо него было возможно лишь вдоль самого берега.Куда как соблазнительно было податься на гладкую ровность замерзшейречушки, но она здесь петляла, словно запутанная чертом веревка. "Этосколько же понадобится времени, чтобы выползать все ее петли? - унылоподумал Ивановский. - Опять же, а если где плохо замерзла?"

   Ему показалось, что прошло чересчур много времени, что он