Волчья яма

- Один тут? - поинтересовалась она и умолкла в ожидании ответа.- Не один, - и полез на обрыв за елкой. Все-таки надо подложить в костер.Он стащил елку с обрыва, подтянул поближе к берегу и стал обламывать сучья. Некоторые из них бросал в костер, другие - потолще - складывал в отдалении про запас. Женщина, пристально наблюдая за ним, молча сидела возле костра. Потом резко спросила:- Ты дурной, что ли?Прежде чем ответить, он кинул на нее сердитый взгляд - она явно смущала солдата и, видно, не сразу поняла это. А поняв, подошла к нему ближе:- Давай помогу.Вдвоем они стали обламывать сучья, хотя, как он увидел, помощи от нее немного, скорее мешала, то и дело дергая елку. Ростом она оказалась выше щуплого солдата и, похоже, нисколько не стеснялась его. Он же неизвестно почему робел от ее близости.- А топора нет? - И он увидел, что спереди у нее недостает двух зубов.- Нету.- И пилы нет?- Нет.- Как же ты тут обходишься? Ручками?- Ручками.- А рыба как? Клюёт?- Клюёт, - односложно отвечал он, с силой выламывая сухие суки снизу. Женщина обламывала более тонкие с верхушки.- И много наловил?Вспомнив об их улове и потере крючка, он криво усмехнулся. Кто она такая, чтобы все ей объяснять?- Где же твои снасти? - не унималась женщина. - Сетка там или удочка.- Для нашей рыбы снастей не надо, - сказал он, имея в виду лягушек.- Вот как! Значит, ты не один тут?- Не один, - и впервые открыто взглянул ей в лицо, задержав взгляд на вязаной шапочке: все-таки летом в зимних шапках не ходят, подумал он, даже в лесу. Это не укрылось от пристальных глаз женщины.- Что, думаешь, шапка нехороша? Вполне хороша. И комары не кусают. Так с кем же ты тут ловишь?- С кем надо, с тем и ловлю, - тихо сказал он и умолк. Праздное любопытство этой незнакомки стало надоедать солдату. «Хорошо еще, - думал он, - если только праздное. Скорей бы пришел с болота бомж, вдвоем мы бы сообразили, как обойтись с ней».Женщина, в свою очередь, тоже поняла, что мало чего добьется от этого необщительного парня в солдатском бушлате, и сказала:- А я иду, смотрю - костерок, никого не видно. Ну, думаю, прикурю, а то зажигалка кончилась. Топать еще далеко...- Это куда - топать? - доброжелательно спросил солдат.- Туда, - неопределенно махнула рукой женщина.И тогда солдат заметил возле костра небольшую хозяйственную сумку, с которой женщины ходят на рынок. В сумку что-то было положено, однако вряд ли продукты - на вид сумка казалась легкой. В это время из кустов возле речки появился бомж, который, увидев их тут, приостановился, но затем не спеша стал подходить по берегу. Женщина, заметив его, кивнула:- Напарник, да?- Напарник, - сказал солдат. Его напряжение от неловкости общения с ней сразу убавилось. В присутствии бомжа он чувствовал себя увереннее.На ходу изучая гостью, бомж подошел к костру. В шапке он нес наловленных в болоте лягушек и теперь явно раздумывал, как с ними быть. Обнаруживать их перед незнакомкой не очень хотелось, но и бросать жалко. Женщина, похоже, что-то поняла.- Это рыба?- Рыба, - вдруг сказал бомж. - Лещи. Показать?- Покажи.Женщина сделала несколько шагов навстречу, чтобы заглянуть в шапку, отвязанные уши которой он зажимал в кулаке. А взглянув, отшатнулась.- Фу, гадость! Зачем они вам?- Есть.- Есть? Вы что?- А ничего. Голод - не тетка.- Понятно, - не сразу сказала женщина и отошла, кажется, теряя интерес и к лягушкам в шапке, и к обоим мужчинам.Бомж между тем с неожиданным оживлением засуетился возле костра.