Волчья яма

- Вот мы их сейчас подкоптим, поджарим и слопаем за милую душу. Правда, солдат? Можем и угостить, если оголодала. Откуда идешь? - по-простецки обратился он к женщине.- Оттуда, - сказала женщина и присела в сторонке от костра.- Солдат, давай больше дров! - начальственно распоряжался бомж. - Нажигай углей. А я этих выпотрошу, нафарширую, приготовлю... Французы едят, а мы что - хуже?Солдат без особой охоты занялся костром - стал подкладывать в него сухие еловые сучья, и скоро пламя шугануло столбом под самое небо. Вблизи от костра становилось жарко, они отсели подальше; бомж, привычно орудуя перочинным ножичком, выпотрошил десятка полтора мелких лягушек.- Небось в бегах? - вдруг спросил он женщину, сидевшую поодаль. Та насторожилась.- В каких бегах?- Ну от милиции убегаешь?- Ни от кого я не убегаю. Пусть от меня убегают.- А ты что - из угрозыска?- Хотя бы.- Так я тебе и поверил! - оглядев ее, сказал бомж.Женщина в ответ засмеялась - строгое лицо ее по-доброму прояснилось.- Ну и правильно. Теперь никому нельзя верить. Мне тоже.- То-то...На груде нагоревших углей бомж принялся жарить лягушек. Солдат, сидя рядом, привычно сглатывал слюну и помалу ворошил костер. Он ждал, что женщина уйдет, ее присутствие сковывало его, уже успевшего отвыкнуть от необязательного общения с незнакомыми. Для общения ему вполне хватало бомжа. С женщиной, наверно, следовало держаться иначе, особенно с такой вот - бесцеремонно-простецкой.Спустя час или больше лягушки кое-как поджарились, и они принялись за еду. Женщина по-прежнему сидела чуть в сторонке от костра, и солдат подумал: наверно, сейчас уйдет. Но она не уходила, и когда бомж протянул ей маленькую лягушку на большом листе лопуха, который они использовали вместо тарелок, нерешительно взяла его. Однако есть не спешила.- А соли? Соли у вас нет?- Чего нет, того нет, - развязно сообщил бомж. - И выпить не имеется. А может, у тебяесть?- Чего нет, того нет, - в тон ему ответила женщина и тихонько вздохнула.- Так что ешь. Небось давно не ела?- Давновато, - простодушно призналась женщина. - Здесь где возьмешь?- Здесь нигде не возьмешь. Кроме как у нас! - ерничал бомж. - У нас ресторанчик на берегу. «Речной поплавок», правда, солдат?Солдат неуютно поежился. Пусть бы и любезничал с ней, если интересно, оставил бы его в покое.Очень скоро они покончили с лягушками, обсосали мелкие косточки, которые бомж собрал в кучку и затоптал в песке.- Вот и пообедали. И поужинали тоже. Ну как - ничего?Женщина неопределенно пожала плечами. Вместо ответа она что-то достала из своей сумки.- Закурим?- А мы некурящие, - отозвался бомж.- Травку...- Травку? А что - есть?Женщина ловко свернула из бумажки большую цигарку, прикурила от уголька с костра. Бомж подсел к ней поближе.- Тебя как зовут? - спросил он.- А тебя?- Меня? Меня - Жора.- Ну если ты - Жора, то я - Жоржетта. Слыхал такое имя?- Конечно. И не только такое... Но как ты тут оказалась? Тут же зона.- И хрен с ней, с зоной, - резко, без улыбки сказала женщина. - Нам-то чего бояться?- А смерти?- Смерть я уже видела. Даже поцеловалась с ней. Во, погляди!Она сдвинула со лба вязаную шапочку, и на выстриженном виске над ухом обнажилась белая заплата лейкопластыря.- А что это?- От пули. Киллер, наверно, был спьяну, допустил промашку.- Киллер?- Ну. А ты думал - петух клюнул?- И за что?- За деньги. За что же еще.- И много денег? - озабоченно расспрашивал бомж.- В общем, мелочь какая-то, - бесстрастно отвечала женщина. - Основную сумму все-таки успели переправить за рубеж. Вот только сами замешкались, остатки не хотелось терять. Дружок мой получил в лоб, а мне по ошибке - в висок.