Волчья стая

отряде.

   Они прибежали со станции, где большая команда военнопленных перегружалас узкоколейки лес для отправки его в Германию. В отряд их привела Зойка,отрядная связная из путейской казармы, которую они упросили связать их спартизанами. И Зойка связала. В отряде к тому времени уже было немалобежавших из плена, поэтому появление еще двух беглецов ни у кого невызвало удивления. Удивиться и даже встревожиться пришлось несколькопозже, когда с новичками начали беседовать в особом отделе.

   Первым вызвали туда Шевцова, высокого, исхудавшего от непосильных работчеловека, до армии, по его словам, работавшего инженером в Кемерове. Онрассказал, что год искал случая вырваться из плена и найти партизан.Теперь он был счастлив, что его мечта осуществилась, и просил дать емуоружие, чтобы бить тех, кто причинил ему столько страданий и горя.

   Все было просто, обычно, как и со многими другими в отряде. Шевцова безособых сомнений наскоро зачислили во вторую роту и отправили за ручей вротный шалаш.

   Беседу с его напарником пришлось отложить на вечер, потому чтоначальник особого отдела Зенович должен был куда-то уезжать и коновод соседланной лошадью уже дожидался возле землянки. Вернулся Зенович поздно,когда партизаны, поужинав, располагались на отдых, и возле своей землянкинашел второго беглеца по фамилии Кудрявцев. Оказывается, около часа тотдожидался начальника, к которому у него было неотложное дело. Зеновичслегка удивился, но, отдав коня коноводу, открыл дверь землянки и зажег настоле коптилку.

   Кудрявцев - привлекательный на вид парень с простодушной улыбкой начернобровом лице - сразу и подробно рассказал о себе: как в тяжелых бояхпотерял свой танк, как товарищи спасли его из огня, и даже показал наспине шрам от тяжелого ранения, из-за которого оказался в плену. Родом онбыл из Ленинграда, до армии работал на знаменитом заводе, любил Родину иненавидел немцев, с которыми готов был драться в любой партизанскойдолжности, хотя сам, между прочим, имел специальность радиста высшегокласса. И еще он заявил по секрету, что его напарника Шевцова незадолго доих побега несколько раз вызывали к шефу СД, похоже, вербовали в агенты.Впрочем, возможно, Кудрявцев и ошибается, так как сам при беседах в СД,разумеется, не присутствовал, но, как патриот и честный человек, не можетне поставить об этом в известность командование отряда. Зенович нарочноспокойно сказал, что ему обо всем известно, хотя об истории с СД он слышалвпервые. Наскоро закончив с ним разговор, он тут же послал дежурного заШевцовым.

   Шевцова привели не скоро, оказывается, тот уже спал и, услышав теперь овызовах в СД, очень удивился. Или, может, сделал вид, что удивляется. Онотрицал, что его вызывали в СД, клялся, что не брал никаких обязательствперед немцами и не является их агентом. О Кудрявцеве он ничего плохогосказать не мог - вместе работали, вместе спали в бараке, улучив момент,бежали во время переноски старых лежаков с эстакады.

   Зенович доложил обо всем командиру, и, посоветовавшись, они велелиобыскать Шевцова. Когда той же ночью ребята распороли отвороты его брюк,