Волчья стая

утренней связи, так как не могла настроить свой "Северок". Лещева в товремя в отряде уже не было - откомандировали в группу Теслюка, и тогда вштабе вспомнили о Кудрявцеве. Он охотно взялся помочь, что-то тамподвинтил, подладил, и рация действительно заработала. Правда, тут жеоказалось, что долго она не продержится, что надо заменить какую-тозубчатку. Но где было взять в лесу эту зубчатку? И Кудрявцев, подумав,сказал, что попробует ее раздобыть на станции у знакомого человека,который может довериться ему и никому больше. Платонов подумал,посовещался с Клавой, и они решили рискнуть, послать Кудрявцева, только неодного, а с группой, и командиром группы был назначен Левчук. Левчук ужемного раз ходил на ту станцию, имел там кое-каких знакомых и не придалэтому заданию большого значения. Он бывал на заданиях куда более трудных,и все обходилось, считал, что обойдется и на этот раз.

   На станцию Левчук должен был отправиться в воскресенье, а в субботу,возвращаясь из Клесцов во главе трех разведчиков, забрел по дороге нахутор к знакомому хозяину, который хлебосольно их угостил. И когда, прибывв отряд, Левчук доложил командиру о выполнении задания, тот сразу жераспорядился отправить его в яму возле караульной землянки, где у нихпомещалась гауптвахта. Левчук вскипел, наговорил командиру грубостей,после чего был вынужден сдать автомат и под конвоем командирскогоординарца отправиться к яме. Там он в сердцах швырнул в нее своютелогрейку, спрыгнул сам и сразу же улегся спать, подумав, что утром егоотпустят.

   Но его не отпустили ни утром, ни вечером, он просидел в яме допонедельника, пока в отряде не разнесся слух, что на станции, попав взасаду, погиб их начштаба Платонов.

   Услышав об этом, Левчук не мог больше выдержать, не обращая внимания наокрики часового, выскочил из ямы и бросился к штабной землянке, возлекоторой уже билась на траве Клава и бушевал командир отряда. Другиекомандиры ходили с поникшими головами и тяжело вздыхали.

   Как и предчувствовал Левчук, в неожиданной гибели начштаба была и егобольшая вина. Из-за его ареста командовать группой взялся Платонов,который вечером в воскресенье вместе с Кудрявцевым и тремя партизанамиотправился на станцию. Двое из этих партизан сидели теперь передкомандиром и рассказывали, как все случилось.

   Их предал Кудрявцев.

   Сначала все шло хорошо и не наводило ни на какие подозрения, в вечернихсумерках они подобрались к станционным огородам и укрылись в густой,разросшейся за лето конопле. Выждав, когда стемнеет совсем, Кудрявцевузеньким переулочком отправился к знакомому дядьке, остальные началиждать. Ждать пришлось долго, думали, с Кудрявцевым случилось что-нибудьнепредвиденное. Потеряв терпение, Платонов вылез в темноте из конопли,чтобы взглянуть, что делается поблизости. Но не успел капитан подлезть подизгородь, как послышался его сдавленный крик, поодаль грянули выстрелы.Ребята бросились из конопли на другую сторону огорода, но и там наткнулисьна полицейских, ударивших по меже из автомата. Поняв, что попали в засаду,все бросились врассыпную и уже на бегу услыхали голос Кудрявцева,