Волчья стая

Грибоеду, да и он нередко заходил в землянку. Пока не нападал снег, всеобходилось благополучно, но после первых же снегопадов начали оставатьсяследы, и чем дальше, тем больше. Образовалась даже небольшая тропинка отусадьбы в ольшаник. Как Грибоед ни маскировал ее от чужого глаза, все-такинедобрые люди что-то заметили и донесли немцам.

   Его спас случай, или, может, судьба, как считал Грибоед. Другим повезломеньше.

   Незадолго до Нового года кончились дрова, которых теперь требовалосьвдвое больше, потому что в землянке топили подолгу и часто - все равнобыло холодно, особенно раненым. Но хороших дров поблизости уже неосталось, крестьяне ездили за десять километров в пущу. Как-то утречком,на рассвете Грибоед разбудил Володьку, запряг в сани кобылку, и онипоехали к знакомой делянке, где несколько лет лежали заготовленные, да таки не вывезенные в Донбасс штабеля рудстойки. Делянка была неблизко, ноГрибоед имел намерение к ночи управиться и одним заездом подбросить дров ив землянку. Тем более что с утра посыпал мелкий снежок, значит, следа небудет, что и требовалось для безопасности.

   Однако произошло непредвиденное. Когда они с нагруженными санямипереезжали Кривой ручей, сломались два копыла в санях, бревна оселиконцами в снег, кобылка, как ни старалась, не смогла выбраться на ровное.Пришлось разгружать сани и вытаскивать дрова из овражка за три раза,потому они припозднились и только около полуночи подъезжали к Выселкам.Грибоед шел рядом с кобылкой, Володька, притомившись, сидел на дровах;недоспав утром, мальчишка начинал клевать носом, и отец все оглядывался,чтобы тот сонный не свалился под полоз.

   Им оставалось, может, километра два до землянки, как в ночной тишинепосыпались выстрелы.

   Выстрелов было немного - несколько раз бахнули винтовки, протрещал исмолк автомат. Вроде бы донесся и крик, или, может, им так показалось, ивсе снова затихло. Встревоженный недобрым предчувствием, Грибоед свернул сдороги под ельник и, передав вожжи Володьке, пустился через лес кземлянке.

   Еще не добежав до нее, он понял, что случилась беда. Дверь в землянкебыла сорвана с самодельных петель, на снегу валялись соломенные матрацы,скамейка, кое-какое тряпье из землянки, снег вокруг был истоптан чужиминогами. Наверно, тут же произошла и перестрелка, несколько гильз,подобранных Грибоедом, свеже воняли порохом.

   Грибоед бросился по снегу, через ручей к своей недалекой усадьбе ивскоре услышал, как там распоряжались полицаи. Раздавался зычныйкомандирский голос, слышался женский плач, там громили его усадьбу, какпотом оказалось, забирали семью и погружали на сани имущество.

   Грибоед простоял под кустами до того времени, пока не увидел, как троесаней отправились на большак в местечко. Тогда он подался было кограбленной своей хате, но, увидев ее распахнутую настежь дверь, затаилсяза вербой. Он уже понимал, что все пропало, что уцелели только он даВолодька. Бобики могли также оставить засаду, и Грибоед, постояв завербой, потащился назад, в кустарник.

   Он вернулся к напуганному Володьке, сказал, что теперь они остались