Волчья стая

хозяйка?

   Грибоед, не заходя в ток, обошел его обросшие малинником и крапивойуглы, постоял, послушал. Но нет, поблизости никого не было. Было тихо.Лишь под свежими порывами утреннего ветра шумела недалекая яблоня да стихим шорохом качалась на ниве рожь.

   А Левчук тем временем, осмотрев углы этой постройки, стал на поперечинулестницы, заглянул на чердак овина. Он думал, что, может, здешние жителигде-то попрятались. Но и на овине никого не было: земляная присыпка, нетронутая человеческой ногой труха да помет ласточек. Из серого гнездышкапод стропилом выглядывали любопытные головки птенцов, слышалсявстревоженный писк. Левчук спустился на землю и распахнул низкую дверь. Втесном прокопченном закутке овина был сумрак. Маленькое, затянутоепаутиной окошко бросало немного света на черную печку-каменку, от которойшел затхлый, удушливо-дымный смрад.

   - Ладно, что ж, подождем. Ты как, немного еще потерпишь? - обратился онк Клаве, но та не ответила. - Теперь бы поесть чего...

   Поесть было бы кстати, но у них не было даже куска хлеба, и опропитании предстояло еще позаботиться. Левчук вышел во двор, осмотрел токснаружи, повглядывался в недалекий ольшаник. Но, видимо, хозяева ушликуда-то далеко. И Левчук тихонько побрел краем ржи, перешел дорогу,постоял, чтобы увериться, что вокруг все спокойно, заглянул за крайниекусты ольшаника.

   Там простиралась широкая лесная прогалина или край поля, дальше темнелельник, и внимание Левчука привлекла полоска картофеля возле ячменя.Картошка была с рослой ботвой, на крайних бороздах лежали сухие стебли -значит, ее уже и подкапывали. Подумав, что, накопав, ее можно сварить, онскорым шагом направился назад - поискать какое-нибудь ведро или корзину.

   - Эй, дед! Давай посудину, бульба есть! - крикнул он в распахнутыедвери тока.

   Однако Грибоед, не ответив, продолжал тихо сидеть на корточках возлеприкрытой дерюжкой Клавы, которая недобро изгибалась на соломе, и уЛевчука все опустилось внутри от мысли - неужели начинается? Он тихопереступил порог, но Грибоед, услышав его, замахал рукой, и он молча вышелназад. Бедная Клава, подумал Левчук, кажется, все же пришло ее время, инет никакой нигде бабы, он же в таком деле помочь ей не мог. Разве чтоГрибоед?

   Левчук постоял возле дверей в ожидании, не скажет ли еще что Грибоед,но тот молчал. Тогда Левчук вспомнил, что в таких случаях вроде быполагается греть воду, значит, надо разжечь костер. Он бросился искатьтопливо и под поветью нашел несколько сухих палок, которые разломал ногой,и тут же на дворе, неловко управляясь левой рукой, разжег костерок. Хужебыло с посудиной для воды. Но, поискав, он обнаружил в малинникезаброшенный дырявый казанок, щепкой заткнул дыру в его дне и сбегал кручью за водой. Все время он прислушивался к звукам из тока и, хотя почтиничего не слышал, сам не заходил туда. Он начал хозяйничать возле огня,который неплохо разгорался на ветру, и вода в казанке стала понемногугреться.

   - Вот и добра, - сказал Грибоед, выскочив из тока. - Догадливый!

   - Ну как там? - спросил Левчук.