Волчья стая

трогали? Может, они пройдут так немного и свернут по своим делам? Зачем имлюди?

   Но у хищников, видно, были свои намерения относительно этих двухвыбивавшихся из сил людей.

   Тем временем кончился и кустарник, впереди забелело огромноепространство поля. Левчук с внезапно вспыхнувшей надеждой подумал, что ужтут наверняка где-то будет деревня и эти твари наконец повернут обратно.Он опустился коленями в снег, затем лег на бок, свалил с себя Колобова ине сразу поднял голову, чтобы посмотреть на волков. Но они были тут же идаже подошли еще ближе. Рослый передний волк с одним заметно длиннеедругого ухом приблизился к людям, может, шагов на сорок и стоял снекоторым даже вызовом в своей настороженной выжидательной позе. Двоедругих ждали немного сзади, а четвертого почему-то тут не было, и Левчукудивился: куда он делся? Он удивился еще больше, когда, оглянувшись,увидел, как, обходя кустарничек, где снег был поглубже, следовал еще одинвыводок. На чистом, притуманенном сумерками снегу были хорошо видны четырезверя, быстро обходившие их с другой стороны.

   Левчуку стало не по себе. Уже с твердым намерением отогнать ихвыстрелом, он перекинул через голову ремень автомата и только потянулзатвор, как рядом обессиленно завозился Колобов.

   - Постой, ты что?

   - А что? Смотри, их уже семеро.

   - Где мы - ты видишь? - трудно просипел командир, и Левчук растерянновгляделся в сумрак, стараясь угадать, куда они вышли. В самом деле, лесони весь перешли, впереди в чистом поле что-то темнело, не кустарник и небурьян, как погодя догадался Левчук, это был наполовину засыпанный снегомкамыш, и за ним тускло белела голая ровнядь. В стороне от нее, кажется,поднимался пригорок, но там над темным и звездным небом ничего не быловидно.

   - Заровское озеро, - сказал после паузы Колобов и упал грудью на снег.

   - Заровское?

   Левчук удивился - куда же они забрели? Но, по-видимому, Колобов былправ. Та снежная ровнядь за камышом, которую он принял за поле, на делеоказалась озером. Конечно, озеро само по себе не представляло для нихопасности, наверное, оно замерзло. Опасность была в другом, и она не далаЛевчуку запустить по волкам из автомата. На длинном пригорке, что едваугадывался в темени ночи, знал Левчук, раскинулась большая деревняЗаровье, которую они всегда обходили как можно дальше, потому что тамрасполагался немецкий гарнизон с дзотами, траншеями, бункерами,круглосуточной охраной и патрулями. Стрелять тут, под носом у гарнизона,было бы самоубийством. Тем более в их положении.

   Но тогда как же быть с этой стаей?

   Волки, наверное, тоже почувствовали, что их территория скоро кончится иначнется та, где они не хозяева. Они обошли людей с обеих сторон и всталина снегу, будто ожидая, что те предпримут дальше.

   Вперед, однако, можно было пройти.

   Чтобы воспользоваться этой пока что единственной для него возможностью,Левчук перебросил через голову ремень автомата, напрягся, взвалил на себя