Волчья стая

Колобова. На том месте, где лежал раненый, осталось темное пятно крови, ион подумал, что, видимо, кровь манит хищников, обещая им скорую поживу. Ноуж черта! Если это Заровье, то надо скорее перейти через озеро, а там,помнится, была еще деревня, может, в ней не окажется немцев, значит,найдутся добрые люди, помогут.

   Он не дошел до камыша каких-нибудь десяти шагов, как одна его ноганеожиданно провалилась в глубь снега, он рванулся в сторону и провалилсяобеими. Сразу же почувствовал, что попал в воду, наверно, тут была криницаили не замерзшее с осени болото. Сильно разворотив снеговую целину,кое-как выгребся на более твердое, уже зная, что по колени мокрый, вваленках хлюпала вода. С досады он выругался, вспомнив, как перед выходомна это задание едва уговорил Башлыка поменяться обувью и отдал ему своиисправные сапоги, взяв эти валенки. Теперь не успел он пройти полсотнишагов, как почувствовал, что мороз стальными клещами стягивает его ступни,- как было идти дальше?

   С Колобовым на спине он едва дотащился до берега озера, пробрался черезтростник, еще раза два провалился, хотя и не так глубоко, как первый, и недо самой воды. Впрочем, теперь ему было уже безразлично, можно было идти ипо воде. Ноги мерзли. Особенно скверно стало на льду, с которого ветерместами посдувал снег. Левчук застучал твердыми валенками, поскользнулся,едва не упал. В этот раз он прошел немного и почувствовал, что долженостановиться, иначе упадет вместе с ношей. Он осторожно опустился коленямина присыпанный снегом лед и бережно положил рядом Колобова.

   Какое-то время волки еще бежали ленивой рысью следом за вожаком соттопыренным ухом, но остановился вожак - и остановилась вся стая. Ониждали, и Левчук вдруг потерял выдержку. От всех этих бед, одна за другойсыпавшихся на его голову, трудно было сдержаться, он громко и зловыругался, давая тем выход своему отчаянию. Бежать было невозможно,стрелять тоже - неужто же им придется погибнуть на этом проклятом озере?

   Наверное, волки почувствовали беспомощность двух ослабевших людей исовсем осмелели. Пока Левчук с Колобовым неподвижно лежали на льду, ониобошли их полукругом и закрыли проход вперед. Из этого их полукругаоставался лишь выход назад, в лес, где в волчьей цепи был разрыв шагов вдвадцать. Три другие стороны были уже отрезаны. Широко разойдясь по льду,но не приближаясь к людям, волки издали настороженно следили за ними.

   - Сашка, ты видишь? Ты глянь, что делается! - возбужденно сказалЛевчук, и Колобов с заметным усилием приподнял голову.

   - Ладно, ты иди, - сказал он.

   - Как? Они же тебя тут...

   - Иди. Оставь автомат и иди.

   - А если они... на меня?

   - Не бойся. Я останусь... Ты пригони лошадь.

   "В самом деле!" - мелькнуло в голове у Левчука. Это был выход. Онпопытается вырваться из этой западни, добежит до деревни, пригонит лошадь.И приведет людей. Если только Колобов сумеет продержаться до того времени.И если волки выпустят его, Левчука, из своего кольца. И если он в деревнене налезет на немцев. И если немцы раньше времени не обнаружат Колобова...