Волчья стая

всякого порядка бегут вооруженные люди. Один, завидя их тоже, замахалрукой, и Кулеш в замешательстве потянул повод.

   - Что такое?

   На дорогу выбежал смуглый, с жестковатым выражением глаз человек внемецком мундире, с немецким автоматом в руке: на его груди болталсяогромный немецкий бинокль, и Левчук догадался, что это какой-то командиркировцев.

   - Кулеш, стой! - крикнул командир и забросил за плечо автомат. - Ктотакой? - кольнул он Левчука придирчивым взглядом.

   - Это из Геройского, - ответил за него Кулеш. - Во, малого в семейныйлагерь несем.

   - Какого малого! - возмущенно вскричал командир. - Все в строй! Немцыпрорвались, слышь, что делается.

   Из орешника на дорогу высыпало человек двенадцать партизан. Все с видубыли усталые, наверно, от долгого бега и нерешительно один за другимостанавливались, прислушиваясь к неожиданной стычке их командира сознакомым Кулешом и незнакомым партизаном из Геройского.

   - Что, с ребенком в строй? - удивился Кулеш.

   - Ладно, ты вези ребенка! - быстро решил командир. - А ты в строй. Гдевинтовка?

   - Нету, - сказал Левчук. - Вот пистолет.

   - Становься с пистолетом. За мной марш!

   Левчук секунду помедлил, намереваясь сказать, что ранен, новозбужденные лица командира и его бойцов дали ему понять, что лучшепослушаться. Такие не очень станут упрашивать или разбираться в твоихоправданиях - такие обычно, если что не так, хватаются за пистолет. Левчукэто знал по собственному опыту.

   И он отдал ребенка Кулешу, который не очень ловко, с преувеличеннойосторожностью поднял его в седло.

   - Главное, к тетке какой. Чтоб покормила, - напомнил Левчук.

   - Будет сделано. Ты не беспокойся.

   Чернявый, с горячими глазами, взбежал на пригорок и оглянулся. Левчук,однако, стоял, почему-то испугавшись, что Кулеш упустит малого, а тот,пришпорив стоптанными каблуками коня, обернулся.

   - Эй, а звать его как?

   - Звать? - удивился Левчук.

   Действительно, может, он расставался с ним навсегда, а имя ему так и недал никакого. Да разве он думал про имя? Он даже не надеялся, что оно емукогда-либо понадобится.

   - Виктор! - крикнул он, припомнив имя Платонова. - Виктор, скажи. Афамилия Платонов. Если что...

   - Ясно!

   Кулеш поскакал по дорожке и скоро исчез за поворотом в орешнике, аЛевчук, зябко содрогнувшись от своей мокряди, побежал вслед за чернявым.Уже было слышно, как в том направлении забахали винтовки и первые пуляпевуче прорезали утренний воздух...

  

  

  

  

  

  

  

   Через некоторое время Левчук начал посматривать на балконы и не сразудогадался, что третий балкон над подъездом - их. Действительно, если