1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Болото

- Так маму нельзя оставить.- Не пускает, ага?- Батька пошел, сказал, чтоб помогал маме.- Ну придет батька - ты пойдешь. На смену батьке, ага?Костя не ответил. Только опечаленным взглядом окинул болотные дали, будто надеясь увидеть там батьку. Туда же добродушно посмотрел Огрызков.- Хорошо! - сказал он. - Еще бы и пожрать. Котелочек перловки. А, доктор?- Может, тебе еще и котлет захотелось? - не слишком доброжелательно отозвался Тумаш. - Придем - накормят. У партизан перловка найдется.- Это еще как сказать! Хотя, конечно, не с пустыми руками придем, правда, командир? - потянуло на разговор старшину. - Интересно, а какие у вас там награды? Медали, наверно?По-видимому, чтобы придать должную важность разговору, Гусаков выдержал паузу и развязывал лямки вещевого мешка. Большая картонная упаковка с наградами была в полной сохранности, разве слегка примялась с уголков, но с четко обозначенными печатями.- К твоему сведению, не только медали. Семь штук Боевого Красного Знамени, орден Суворова, три ордена Ленина...- А медали? - продолжал интересоваться старшина.- Есть и медали. «Партизану Отечественной войны» первой степени - тридцать восемь знаков, второй степени - шестьдесят. Восемь - «За отвагу» и пять - «За боевые заслуги».- А «За боевые заслуги» - кому? ППЖ, наверно? Или у партизан нет ППЖ? Они там вместе с законными женами воюют?На это Гусаков не ответил - такой поворот разговора ему не понравился. Что и как у партизан, старшина сможет увидеть, когда придет на базу. А эти расспросы начинали смахивать на провокацию.- Да-а, будет радости партизанам, - продолжал старшина. - А вы, командир, награждены?- Награжден, не бойся, - грубовато ответил Гусаков.- Наверно, не менее чем орденом Ленина?- Нет, не Ленина. Что заслужил, тем и награжден, товарищ старшина. Огрызков безмятежно откинулся на мягкий мох кочки.- А я, знаете, еще нет. Не удостоился. Разве что у партизан получу.- Получишь. У партизан все получишь, - пробормотал Тумаш. - Может, и Героя получишь.- Есть такое намерение, - серьезно сказал Огрызков. - Что ж, воевать, да не заслужить награды? Сам же, наверно, нахапал в танковых войсках?- Где нам! Мы же - медицина, чтоб спасать вас. Вон под Мерефой одного такого героя, комбата правда, тащил под огнем к дороге, а он на дороге умер. Ну, думал, за героя хотя бы медалек дадут - где там! За что же медаль, ежели помер, правда?- Это смотря как сформулировать, - неохотно вступил в разговор и Гусаков.- Что сформулировать? - не понял фельдшер.- Представление. За один и тот же подвиг можно медаль «За отвагу», а можно и «Красную звезду». Смотря как оформлено.- Слушай, доктор, учись, - наставительно заметил Огрызков. - Командир знает. Он -спец по формулировкам.Гусаков прекратил разговор, чтобы не обсуждать с посторонними свои служебные тонкости. Что они понимали, эти армейцы или партизаны, в его штабной специфике, которую и он постиг не сразу. Понадобилось время, труд и терпение, не обошлось без ошибок и промахов, - впрочем, как и во всяком ответственном деле.В наградном отделе Гусаков служил без малого год - дооформлял присланные из партизанского тыла представления, проверял правильность формулировок и записей, вел картотеку и строгий учет документов на награжденных. Разумеется, все - «секретно» и «совершенно секретно», как и надлежало в его штабной службе. Лишь непосвященному могло показаться, что дело это простое и для грамотного человека не составляет труда.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28