1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Болото

Однако Гусаков почему-то медлил, словно изменил свое намерение. Стало заметно, что его трясет - от стужи или нервного напряжения, которое вдруг охватило командира. Теперь, когда Остров Борок он видит так близко и в любую минуту может отправиться туда, вдруг возникла забота: что делать с парнем? Все время, пока они шли сюда, пробирались через болото, он как-то об этом не думал. Костя вел, помогал, был им нужен. Но теперь...Командир четко понимал, что на базу его вести нельзя. Но нельзя и отправить домой. Так что же с ним делать?- Идем, что ли? - нетерпеливо повернулся к сосняку старшина.- Постой! Ты парня привел?- Ну я. А что?Старшина остановился, уже почуяв что-то скверное в намерениях Гусакова, но еще не представляя себе, что.- Не понимаешь?- Не понимаю.Он ждал ответа, но командир медлил, видно, ему не хотелось объяснять подробности.- Парня нельзя вести на секретную базу.Старшина молчал. Видно, эта мысль командира оказалась для него неожиданной, и он в замешательстве опустился наземь.- Да-а?- Вот тебе и да-а!Гусаков почувствовал, что Лешка все понял, не маленький. Тем более если он диверсант-разведчик, ничего больше ему разъяснять и не надо.- Отведешь в сторонку и пристрелишь, - тихо сказал Гусаков и затаил дыхание. Старшина ответил не сразу.- Почему я?- А кто же? Ты привел?- Я не буду! - подумав, решительно отказался старшина и поднялся на ноги.- Категорически?- Категорически.Озабоченно потоптавшись на месте, Гусаков рассеянно вгляделся в болото, которое все больше уходило во мрак. Еще немного времени - и высокие деревья за болотом застелет сизый туман. «Надо запомнить направление, - подумал он, чтобы не сбиться в ночи. Не хватило самую малость светлого времени».- Поди позови фельдшера, - приказал командир. Старшина поднялся и молча полез в сосняк.Оставшись один, Гусаков молча ругал себя за оплошность - вовремя не сообразил, чем это может обернуться. До сих пор все шло хорошо, они без потерь и стычек добрались до цели - и на тебе - новая болезненная проблема. Впрочем, почему проблема? На оккупированной территории немцы убивают их ежедневно - и мальчиков, и девчонок. Жалко, конечно, но безопасность партизанского соединения важнее.Отпустишь, а если его перехватят немцы? Гестапо, наверно, умеет выбивать секреты. И не только у подростков-мальчишек. А этот старшина: «не буду». Ему жаль. Как будто мне самому не жалко. Или генералам, командующим на фронтах, не жаль таких вот или чуть постарше парнишек, что тысячами бросают в бой, и те остаются удобрять землю? Наверное, жалко. Но будешь всех жалеть - не дождешься победы. Сам ляжешь в землю.Наверно, именно то, что сам ляжешь, - важнее всего. Для каждого. И для него тоже. Потому что и он в западне. Парня ни отпустить, ни взять с собой невозможно. Сразу прицепится особый отдел - почему, откуда, кто разрешил? А то и - с какой целью, по чьему заданию? Нет, лучше всего, если парню - хана. И для него лучше тоже.Из сосняка вылез Тумаш, настороженно остановился поодаль.- Тумаш, ты большевик?- Беспартийный.- Дети есть?- Нет, не женат, не успел. А что? Помедлив с ответом, командир сказал:- Возьмешь парня, отведешь в кусты и пристрелишь. Тумаш молча стоял, словно глухой.- Ну что молчишь? Исполняй!- Думаю, что вы сдурели.- Сдуреешь! - нервно вскричал Гусаков. - С вами сдуреешь! Вы что - не понимаете, что я не имею права вести его на базу? Там штаб соединения, что они скажут? Они же нас к стенке поставят, понимаешь? Или ты не знаешь, что такое органы?

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28