Блиндаж

Остаток дня лежали молча. Демидович то дремал, то просыпался. Перед вечером прибежала Серафимка, принесла кожух, и Демидович поспешно завернулся в него. Стало куда лучше, и он болезненно и расслабленно уснул. Серафимка сказала, что ночью будет печь хлеб, утречком принесет, тогда им голод будет не страшен.А немца все не было, и Хлебников начал тревожиться: не случилось ли с ним что-то плохое? А может, побежал к своим? Все могло быть. Он уже знал, что на войне хватало всего под самую завязку.[Серафимка] утречком бежала в траншею и встретила Нохема: вылез из ямы, испугал ее. (В белье). Рассказывает все о [жене]Циле. Привела в блиндаж.Нохем, фотограф. Из местечка. У него Циля, и двое старых, и двое малых. Всех постреляли. Он вылез из ямы. Немного не в себе. То плачет, то смеется."Что мне ваша победа!"У него три сына учились в столицах: на летчика, инженера, кинооператора. Он работал, но был доволен.— Ефрейтор [немец] в деревне. Добывает пачку махорки. Хороший дед. Был в ту [войну] — в плену. Дал.Серафимка печет хлеб. Страх. Испекла. Прилегла. Где-то: бах-бах! возле дороги. (В картофлянике). Уснула.Назавтра [Серафимка] бежит зарослями. И раненый Качан. Ползет.Раненый в ноги. Попросил: спасай, дам золота. Прибегает в землянку.С немцем приносят Качана. (У того сало). Дотянула до траншеи, оставила.Притянула с немцем. Немец ее помощник. Но откуда золото?Качан. Отца его раскулачили в 37[-м]. Немцы сделали его полицаем. Но он убежал. Куда только?"Как жить честному человеку? Я никому не хочу служить. Я сам по себе ".— Считает, беда началась с земли. Проклятой земли, которой дали им на 6 едоков по 2 десятины в 21 г. Отец отдался [работе] и стал кулаком.— Немцы дали повязку, бельгийскую винтовку. Что делать? Сначала — стрелять евреев. Он бросил винтовку в пруд, повязку повесил на забор и ушел в поле.Но неделю походит с повязкой.Ночью полицаи подстрелили, и он полз. Серафимка бежала, услышала. Пошла с немцем, притянули.Качан — полицай, которого кто-то подстрелил. Он антисемит и сволочь. Аппелирует к немцу. Без немца — иной, разный.В землянке. Допрос Качана. Путаный человек. Ходить не может, но рана не очень — в зад: скрутило ногу.Качан рассказывает о своем полицействе. Был в полиции, ага! Арестовывали коммунистов, своих. Нехорошо. Сгоняли евреев. Ну и что? А чего они.Пока больные и слабые, как дети: послушные. А затем стычки: Командир — Демидович Нохем — немец Все против Качана.Споры в блиндаже: отступление [—] в этом стратегия. Сталин хочет заманить, чтобы затем уничтожить (Демидович? Хлебников?).— Хлебников (Демидович) организовывает охрану: караулить. Днем садят Серафимку. Однажды здесь появляются полицаи. Сидят. Спасает С[ерафимка]. Как?— Может, как у Вайды? Нохем исчезает.Демидович начал выздоравливать. (Капитану хуже). И начал думать: как бы застрелить немца, чтоб умер капитан, о Серафимке.— Серафимка принесла хлеб. Радость.Начинают есть. А тут полиция... Полицаи ходят по траншее.Мародеры. В блиндаже все замерли.Посылают Серафимку. Наблюдают двое из траншеи. Демидович и немец вылезли в траншею. Наблюдают.Немец говорит: надо пук-пук!Д[емидович] — нет!Пилипенки пришли к ней. Полицаи встретили ее на тропке. ГдеКачан? Веди. И она повела их в лес. Когда лес закончился, остановились.Там ее изнасиловали... Их было трое, Пилипенок, один в шинели и одинмолодой бугай. Они изнасиловали С[ерафимку].