1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Афганец

Зато не проворонили других, должно быть работали вовсю, не зря ели свой милицейский хлеб. Как-то утром, когда он еще валялся на своей раскладушке, в дверь тихонько постучали - раз, потом другой. Он подхватился, подумал, не дочка ли, которая еще ни разу не приходила к нему в гараж. Но это была не дочка - у двери, стоял Алексей. Парень вежливо спросил:- Слышали новость?- Какую?- Минкевич гараж продает. Вместе с машиной. Алексей оглянулся и переступил порог гаража.- Оштрафовали. За демонстрацию. На шестьдесят миллионов.- За ту самую?- Ну. Был организатором от БНФ. Задержали, суд и вот - штраф.- Ничего себе! Шестьдесят миллионов...Ступак, конечно, удивился и тихо порадовался про себя, что тогда ему посчастливилось неприметно вырваться из рук омоновцев. Все-таки афганец, кое-какой опыт есть, не то, что у этих штатских. Хорошо и то, что он вообще не связан с БНФ, это давало ему некоторую уверенность. А этот Алексей все-таки симпатичный парень, не болтун, может с ним стоит посоветоваться про задуманное? Ну, уж нет, размышлял Ступак. Только то и есть тайна, если о ней знает лишь один человек. А если два, считай, что и тайны никакой нет. Это он знал хорошо. А может, надо было бы связаться с Минкевичем? Все-таки бенеэфовец,, так, следовательно, не сексот, не побежит вечером на доклад к "куму". А, может побежит? Что в БНФ нет сексотов? Поленились и не навербовали? Нет, эти не ленятся.В то утро шел дождь, было прохладно и Ступак, притворив железные двери, проводил время в полудремоте. Самый раз было выпить, но водки не было, а идти под дождем в гастроном без зонтика ему не хотелось и он злобно подумал про жену-паскуду, которая выгнала его из дому и даже не выбросила вслед за ним одежду. Он же ушел из квартиры, которую ему дали, как воину-интернационалисту, а она чем отблагодарила?Хоть бы дочку прислала его проведать, так нет же, держала в своих когтях покорную девочку, запугала ее отцом-зверем, который вот уже который месяц живет точно, как зверь, в этой железной берлоге. Хорошо, если он настоящий зверь. Он бы согласился стать зверем, если б было возможно. Зверю теперь лучше, чем человеку. Такое настало время.Он сразу услышал, как загремел замок в гараже Минкевича. Ступак встал с раскладушки и вышел из дверей.- Говорят, и вы продаете? - спросил, поздоровавшись.Одетый в короткую джинсовую куртку Минкевич, из-под тонких очков взглянул на соседа.- Приходится.- Что ж так?- Штраф платить.- И большой?- По минимуму. Двести минимальных зарплат.- Ё мое! И будете платить?- А что делать? Опишут собственность.Минкевич сказал просто и спокойно, словно это было будничным, обычным делом, как будто даже и не переживал. Может, переживания уже прошли? Распахнув настежь обе половинки ворот, закрепил их.- Думаете откупиться штрафом? Минкевич повернулся к нему и вздохнул.- Штрафом, конечно, не откупишься. От этого режима ничем откупиться нельзя Надо народ поднимать, повышать его самосознание.- Самосознание? Вы - самосознание, а он сто тысяч ОМОНа. Чья возьмет? - спросил Ступак и замолчал, ожидая, что на это ответит образованный доцент.- Что ж делать, - отозвался тот после паузы. - Вообще-то демократия в борьбе с тоталитаризмом не имеет адекватных средств.- Говно тогда вы, а не демократы, - тихо, без злости, сказал Ступак и пошел к своему гаражу.Как поднимают народ, он уже видел, сам едва не очутился в роли поднятого, сначала вроде бы приятно, даже как-то празднично. А потом, когда по ним врезали резиновыми "демократизаторами", так этот народ, как стая воробьев, порхнул с улицы. Аж пыль пошла! На той стороне - сила, армия, милиция, КГБ, сотни тысяч сексотов, железные когти "вертикали". Кроме них еще суд, прокуратура и даже адвокатура, новый декрет о которой только что напечатали, все в его руках.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28