1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Афганец

Ступак внутренне порадовался, хоть и не подал вида, да, правду говоря, слабо в это поверил, вспомнил доцента Минкевича с его шестьюдесятью миллионами. Может, майор Шпак и получает три миллиона, но он-то всего прапорщик.- Жить пока будешь в офицерской гостинице. А там посмотрим, - сказал Шпак, когда они подъехали к бетонной стена и проходной со шлагбаумом.Это была или омоновская база или еще что-то. Несколько часов Ступак с такими же, как сам, новичками, молодыми ребятами со свежими розовыми лицами, обмундировался на забитом ящиками и тюками вещевом складе. Ему выдали целую кучу одежки - зеленую и пятнистую, цвета травяного мусора, праздничную и обыденную, крепкие грубые ботинки, пилотку, берет, теплую куртку и тельняшки - аж три штуки и здоровый кусок бязи на портянки. Как в армии. Только там так много сразу не давали, экономили. Парням, что переодевались вместе с ним, понравились ремни. "Офицерские", - с удовлетворением отметил один, немного постарше других. Ремни и вправду были отличные - из толстой прошитой кожи с настоящими пряжками, не то, что с бляхами в армии. Ступак переоделся во все новое, со свежим приятным запахом, свои вонючие трусы, оглянувшись вокруг, запихнул в сверкающую урну, потом его повели через двор в офицерскую гостиницу.Первый раз за лето он с удовольствием разлегся на чистой новой простыне, уложил свои похудевшие плечи на хорошей подушке. Завтра сказали постричься, ладно, пострижемся. И еще сказали, усы можно не сбривать, тот усатых уважает. Другая кровать в комнате была так же аккуратно застлана, вероятно, кого-то ожидала. Может, тоже новенького.Служба расширялась, комплектовалась, совершенствовалась - как и должно быть при сильной власти. Забавно было Ступаку еще раз переживать то же самое, что и в его армейской юности, в Афгане, и потом.Уволившись семь лет назад, он думал, что пережитое уже никогда больше не повторится. А вот же, обещает повториться, хоть и на другом витке жизни. Уж очень все похоже. Как к этому относиться, он порой просто не понимал. Но чувствовал, что будет сытым, ухоженным, а там... А там посмотрим, как оно сложится, думал Ступак.Сбылось то, о чем он думал. Назавтра он хорошо позавтракал на первом этаже омоновской столовки, съел пару котлет, макаронную запеканку, выпил стакан ряженки и еще - сладкого чаю. Будто бы на курорте или в доме отдыха. Вокруг него, с куда как меньшим, чем у него аппетитом, завтракали за столами другие омоновцы, молодые ребята с сержантскими погонами на плечах. У него пока погон не было, и это немного тревожило. Все-таки, в армии или милиции все должны иметь погоны, которые обозначали статус каждого. Без погон ты никто. Просто гражданский человек, не более.Три следующих дня посвятились занятиям - в классах, на плаце, как когда-то в армии. Разве что, кроме теории, их учили, как отбивать нападения демонстрантов, нападать самим, строиться и перестраиваться в шеренги и цепи. Изучали также возможности всяких слезоточивых и боевых газов - в баллончиках, дымовых шашках, гранатах. В программе также значились новейшие секретные способы борьбы с террористами, экстремистами, радикалами. Ступак слушал все не очень внимательно, словно во сне, возможности химических средств ему были ни к чему, его интересовало оружие. А про оружие, почему-то, разговора пока не заходило. Только потом он понял, почему.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28