Альпийская баллада, часть 1

связанными руками Голодая и с ним еще нескольких знакомых гефтлингов.Сердце у Ивана разрывается от обиды, от напряжения. Кажется, он опоздает ине докажет людям, что нельзя срывать злость на пленных, что плен - непроступок их, а несчастье, что не они сдались в плен - их взяли, анекоторых даже сдали, предали - было и такое.

   Но он не добегает до амбара. Босые ноги его увязают в грязи, он едвапереставляет их. Немеют руки, все тело. Он бежит, как в воде, - медленно итрудно. Выбирая дорогу, сворачивает к изгороди и вдруг видит на ней чьи-тоголенастые босые ноги. Он вскидывает голову: на верхней жерди сидитнезнакомка - девушка с черными, высоко вскинутыми бровями, в белоснежном,сверкающем на солнце платье. Она лучисто улыбается ему черными, каксозревшие сливы, глазами и говорит:

   - Чао, Иван!

   И он останавливается, вдруг забыв о Голодае, обо всем на свете. Он рад,счастлив, смущен встречей с ней. Она вдруг кажется ему давно знакомой,близкой, такой, что всю жизнь подсознательно жила в его мечтах. Сияя отрадости, он подступает к изгороди, к девушке, но тут же, взглянув на себя,спохватывается - ведь он прибежал с поля, от трактора, на нем старые,залатанные на коленях штаны, вылинявшая на плечах рубашка и запачканныемазутом руки. Смущенный, он останавливается, мрачнеет. Она тоже сгоняет сосвоего необыкновенно солнечного лица светлую улыбку. Внезапно меркнетяркая белизна ее платья, и постепенно девушка исчезает, как привидение.

   Тогда он бросается к изгороди, хватается за жерди, за переплетенныелозой колья, но тут перед ним возникает его мать. Положив на верхнюю жердьруки, она стоит по ту сторону изгороди в картофельной ботве и скорбноговорит:

   - Фашистка она, сынок. Хлопцев твоих она немцам выдала...

   "Где она? Где?" - хочется закричать ему, но он не может этого сделать,так как у него на шее веревка - черный шелковый шнурок, на котором подбарабанный бой вешали заключенных в лагере. Веревка захлестывается,натягивается, другой конец ее, как поводок, тянется за недобитой им враспадке овчаркой. Овчарка сильно дергает поводок. Иван падает, хочетзакричать, но у него нет голоса, и тут от какого-то внутреннего толчка онпросыпается...

  

  

  

  

  

  

  

   - Ха-ха-ха! - раздается над ним звонкий девичий смех.

   Он вскидывает голову, ощупывает шею, широко раскрывает заспанные глаза,и первое, что видит перед собой, - это яркая, бездонная голубизна неба ибелозубая девушка с веселой улыбкой.

   - Конец шляуфен! Марш-марш надо!

   Сразу же тело его, будто под током, содрогнулось от холода. Еще неизбавившись от мучительных сновидений, он промолчал, с трудом переключаясьв реальный, со всеми его заботами, мир, взглянул на девушку, не разделяяее веселости. А она, опершись на руку, сидела рядом и грызла стебелектравы, которым, видимо, пощекотала его. От вчерашней ее апатичности иизнеможения, казалось, не осталось и следа.