Альпийская баллада, часть 1

заливались овчарки, но это там, на заводе, за ним же, кажется, еще негнались. Рукавом полосатой куртки он смахнул с лица пот, заливавший глаза,и приподнялся, определяя кратчайший путь вверх. Невдалеке был распадок,ближе других подступавший к городу, туда по крутому склону сбегали сверхуредкие елочки. Иван снова вскочил на ноги.

   Это оказалось чертовски трудным - все время бежать в гору: телостановилось чрезмерно грузным, от слабости подкашивались ноги. На серединекосогора он снова оглянулся - собачий лай, кажется, уже доносился сокраины. Полоснула близкая очередь, но пуль он не услышал - значит, еще непо нему. По другим! Видно, там разбегались. Это облегчало его положение,надо было торопиться.

   Но он выбивался из сил и с трудом одолевал пригорок. Сзади как наладони был виден весь городок, переднюю часть которого занимали длинные,похожие на ангары корпуса завода, там и сям чернели развалины - свежиеследы бомбежки; длинная ограда в одном месте рухнула, за проломом дыбилисьискореженные фермы перекрытий - это от их бомбы. Там бегали, суетилисьлюди. Иван пригнулся (его уже начал скрывать пригорок) и вяло побежал кручью, возле которого наконец с облегчением распрямился. Лес был рядом, насклоне.

   Иван замедлил бег, вытер рукавом лицо. Дальше путь пролегал по днуширокого травянистого распадка. Подъем становился круче, меж черныхскользких камней шумно бурлил ручей. Вконец изморенный, Иван уже достигпервых разбросанных по склону елочек, когда снова услышал лай собак.Показалось, что они за пригорком, рядом, и он, опять выбиваясь из сил,побежал в гору. Хоть бы успеть добраться до хвойной чащи, там легчеукрыться, как-нибудь обмануть преследователей или, если уж не сужденовырваться, погибнуть не зря.

   Но добежать до леса Иван не успел.

   Он взбирался по траве вверх, минуя большие и малые обломки скал срассыпанной повсюду дресвой, и почти уже достиг еловой опушки, как сзади,будто вынырнув из-за пригорка, совсем близко залилась лаем собака. Иванкинулся к молодой елочке, затаившись, выглянул сквозь ветви - через бугор,мелькая в траве бурой спиной, по его следам мчалась овчарка.

   Он понял, что до чащи ему не успеть. Шире расставив ноги, крепче сжал вруке пистолет. Он не знал, сколько в магазине патронов, интересоватьсяэтим было поздно, хотя и понимал, что в патронах - его спасение. На минутурасслабил мускулы, стараясь дышать ровнее. Надо было успокоиться,собраться с силами, унять в груди сердце, чтоб ударить без промаха.

   Собака увидела его, залилась громче, злее и, попарно выбрасываясложенные лапы, устремилась вверх. Стоя за елью, Иван пригнулся, взглядомотмерил рубеж в какой-нибудь полусотне шагов возле каменного выступа втраве и направил туда пистолет. Овчарка стремительно приближалась, прижавк голове уши, вытянув хвост; уже стала видна ее раскрытая пасть свысунутым языком и хищным оскалом клыков. Иван затаил дыхание, напрягся,стараясь как можно лучше прицелиться, подпустил ее шагов на пятьдесят,выстрелил. И сразу же понял, что промазал. Пистолет дернулся в рукестволом вверх, в нос ударило пороховым смрадом, овчарка залаяла сильнее, и