Альпийская баллада, часть 1

главный хребет в таком состоянии, в котором они находились сейчас, им неодолеть.

   Человек показался ближе, чем Иван предполагал. На тропинке внизу вдругпоявилась его согбенная под тяжелой ношей фигура, но он почему-то не шел,а почти бежал, задыхаясь от усталости, и все шарил глазами по сосняку, тои дело оглядываясь. Неужели он увидел их? Иван напрягся, сжался за камнем,стараясь скрыть свою полосатую одежду, и с неожиданной злостью выругался,ясно осознав, как мерзко и подло то, что он вынужден теперь сделать.

   Но так было нужно.

   Он позволил человеку подойти поближе, сам осторожно, поджав ноги,поворачивался за камнем. В рукаве шевелился, словно крапивой обжигалплечо, муравей. Австриец устало тащил на плечах тяжелый брезентовый мешок.Торопливо ступая грубыми, на толстой подошве башмаками, он уже проходилмимо, когда Иван в три прыжка выскочил на тропу. Прохожий, услышав шумсзади, оглянулся. Это был неуклюжий, пожилой толстяк в короткой кожанойтужурке, тирольской шляпе с голубой кисточкой за шнурком и поношенных,пузырящихся на коленях штанах. От неожиданности он заморгал глазами,что-то быстро-быстро заговорил по-немецки, замахал руками и двинулся напарня. Иван приподнял пистолет.

   - Герр гефтлинг!.. Герр гефтлинг! - лопотал австриец. - Воцу дипистоле! Эсэс!.. [Господин пленный!.. Господин пленный! Не нужнопистолета! Эсэс!.. (нем.)]

   Иван сразу весь подобрался. Он понял, но никак не хотел поверить, чтоснова нависает над ними беда. Проклятый муравей разгуливал уже междулопатками, но парень не шевельнулся, чтобы стряхнуть его, - суровым,беспощадным взглядом он впился в австрийца.

   - Эсэс! Дорт эсэс! Штрейфе [Эсэс! Там эсэс! Облава! (нем.)], -беспокойно говорил человек. Он был взволнован, пот ручьем лился по егонемолодому, обрюзгшему лицу; в его груди, словно гармонь, удушливоскрипело и свистело на все голоса. Иван оглянулся и прикусил губы.

   - Где эсэс?

   - Дорт! Дорт! Ихь мэхтэ инен гутмахен [Там! Там! Я желаю вам добра(нем.)], - махал рукой австриец.

   - Ду найн люгэн? [Ты не врешь? (нем.)]

   - О найн, найн! Ихь бин гутэр мэнш! [О нет, нет! Я честный человек!(нем.)] - горячо говорил он и, сменив тон, на ломаном русском языкепроизнес: - Я биль плен Сибирь.

   В его встревоженных глазах мелькнуло что-то теплое, как воспоминание, иИван понял: он не обманывал. Надо было спешить. Их вот-вот моглиобнаружить тут. Исчезла последняя надежда заполучить хотя бы кусочекхлеба.

   - Ду вэр? Варум хир? [Ты кто? Почему здесь? (нем.)] - строго спросилИван и за рукав тужурки бесцеремонно дернул австрийца с тропинки.

   - Ихь бин вальдгютер. Дорт ист майн форстей [Я лесник. Там мой дом(нем.)].

   Иван взглянул вверх, куда показывал человек, но никакого дома неувидел, зато заметил, как из чащи выскочила Джулия. Вероятно, она слышалаих разговор и закричала:

   - Руссо! Руссо! Бежаль! Руссо!..

   Не обращая внимания на ее предостерегающий крик, Иван еще раз дернул