Альпийская баллада, часть 1

сторону, прячась за выступ в скале, взобрался выше и вдруг хорошо увиделвсе, что там происходило.

   Снизу что-то кричала Джулия, но он не слышал ее. Вцепившись пальцами вкаменный выступ, он смотрел, как по склону к скалистой стене, широкораскидывая длинные ноги, бежала фигура в полосатом. Вокруг нее вспархиваликлубочки пыли - это ложились пули. Гефтлинг падал, но тотчас вскакивал ибежал, чтобы через несколько секунд снова упасть. За ним, правда вотдалении, оставив мотоциклы возле усадьбы, бежали вверх трое немцев, в товремя как остальные с места, через их головы, били из пулеметов. Огонь былочень густой и дружный, и все же гефтлинг бежал. Иногда он оглядывался и,казалось, даже что-то кричал, потом падал, и Иван каждый раз думал: невстанет! Но нет! Как только ослабевал огонь, бедняга вскакивал и бежалвверх.

   - Руссо! Руссо! Что смотришь? Руссо! - нетерпеливо притопывая на камне,спрашивала Джулия.

   Иван молча следил за беглецом, боясь шевельнуться на скале и считая,что судьба того уже решена. И действительно, вскоре он еще раз упал почтиу самой скалы, больше его не стало видно, и стрельба сразу стихла.

   У Ивана будто что-то оборвалось внутри. Он быстро соскользнул по скалевниз, затаив тихую благодарность судьбе, пославшей им укрытие в этойрасселине. С тяжелым чувством на душе, соскочив на землю, он короткобросил Джулии:

   - Капут.

   - Капут? - широко раскрыв глаза, не поняла девушка.

   - Компание твой - капут.

   - Кранк гефтлинг?

   - Да.

   - Ой, ой!

   Он взял у ошеломленной Джулии тужурку, девушка проворно подобралаколодки, и оба они начали взбираться по камням вверх.

  

  

  

  

  

  

  

   Все же они не сумели пройти незаметно, обнаружили себя, позади осталсясвидетель, и прежнее беспокойство с новой силой охватило Ивана: выдаставстриец или нет?

   Опыт всех его побегов подсказывал, что именно такие вот обстоятельствачаще всего оказывались для беглецов роковыми. Нигде: ни в ноле, ни вгорах, ни на дороге - не подвергали они себя такому риску, как во времязахода в деревни, усадьбы, на хутора, во время встреч с людьми. Именно тамподжидала опасность очень осмотрительных и даже сверхосторожных. Там частокончались безмерно трудные пути на волю и начинались другие, еще болеемучительные - снова в плен. Но и вовсе избежать людей было невозможно -надо было питаться, узнать дорогу, переодеться. Беглецы часто надеялись наавось, на счастливый случай, на человечность. Нередко им везло, но далеконе всегда.

   Год назад Иван тоже надеялся, что все как-нибудь обойдется, какобошлось в предыдущие тридцать два дня. Втроем они довольно удачноминовали засады, переплывали реки, обходили деревни, избегали встреч сполицейскими; дважды удирали от погони - раз, правда, потеряли четвертого,ленинградца танкиста Валерия. Остальные же добрались до родной земли, до