Альпийская баллада, часть 1

как делит отрезанное пополам, отламывая от одной половины и прибавляя кдругой.

   - Хорошо?

   - Си, си. Карашо.

   Снова будто не стало ни стужи, ни усталости. Джулия засияла глазами, снетерпением ожидая, когда будет разрешено съесть эту пайку. Но Иван сзавидной выдержкой еще раз подровнял куски и лишь тогда сказал девушке:

   - А ну, отвернись.

   Она поняла, не вынимая из-под тужурки рук, быстро повернулась, и онприкоснулся пальцем к кусочку с добавкой:

   - Кому?

   - Руссо! - с готовностью сказала она и обернулась.

   Иван бережно взял маленький кусочек, чуть быстрее схватила второй она.

   - Гра... Спасибо, руссо.

   - Не за что! - сказал Иван.

   - Руссо! - торопливо жуя и кутаясь в тужурку, позвала Джулия. - Какимеется твое имья? Иван, да?

   - Иван, - слегка удивившись, подтвердил он.

   Она заметила его удивление и, откинув голову, засмеялась:

   - Иван! Джулия угодаль! Как сто угодаль?

   - Нетрудно угадать.

   - Все, все руссо - Иван? Правда?

   - Не все. Но есть. Много.

   Она оборвала смех, устало вздохнула, крепче запахнула тужурку иукрадкой взглянула на остаток буханки. Иван, медленно доедая свой кусок,заметил этот ее красноречивый взгляд и взял буханку, чтобы сунуть ее запазуху. Но не успел он расстегнуть куртку, как Джулия вдруг ойкнула и визумлении застыла на месте. Почуяв неладное, он глянул на девушку и увиделна ее лице испуг - широко раскрытыми глазами она уставилась на что-топоверх его головы. Так, с хлебом в руке, Иван обернулся и сразу увидел то,что испугало Джулию.

   Поодаль в прогалине, опершись на расставленные руки, сидел на скалестрашный гефтлинг. Лысый череп его на тонкой шее торчал из широкоговоротника полосатой куртки, на которой чернел номер, а темныеглазницы-провалы, будто загипнотизированные, неотрывно глядели на них.Увидев в руках Ивана хлеб, он встрепенулся и, подпрыгивая на месте, началхрипло выкрикивать:

   - Брот! Брот! Брот!

   Потом вдруг оборвал крик, поежился и уже совсем человеческим, полнымотчаяния голосом потребовал:

   - Гиб брот!

   - Ге, чего захотел! - саркастически усмехнулся Иван, глядя на него.Сумасшедший несколько секунд выждал и с неожиданной злобой начал кричать:

   - Гиб брот! Гиб брот! Ихь бешайне гестапо! Гиб брот! [Дай хлеба! Дайхлеба! Я донесу в гестапо. Дай хлеба! (нем.)]

   - Ах, гестапо! - Иван поднялся на ноги. - А ну марш отсюда! Ну, живо!

   Он угрожающе двинулся к безумцу, но не успел сделать и несколькихшагов, как тот соскочил со скалы и с удивительной ловкостью отбежал вниз.

   - Гиб брот - никс гестапо!. Нике брот - гестапо!! [Дай хлеба - не будугестапо! Не дашь - гестапо! (нем.)]

   - Ах ты собака! - угрожающе закричал Иван. Его охватил гнев, появилось