Альпийская баллада, часть 1

старался не замечать этого и озабоченно посмотрел на Джулию.

   - Давай как-нибудь... Видишь, хмурится.

   Из-за ближних вершин переваливалась, оседая на склонах, густая темнаятуча. Небо постепенно гасило свой блеск, тускло померцала и исчезла вчерной мгле крошечная одинокая звезда; все вокруг - скальные громады,косогоры, ущелья и долины - заволокла серая наволочь облаков.

   - Почему нон переваль? Где ест переваль?

   - Скоро будет. Скоро, - обнадеживал девушку Иван, сам не зная, какдолго еще добираться до седловины.

   Они снова двинулись по едва приметной в каменистом грунте тропинке.Иван боялся теперь потерять спутницу и, прислушиваясь к привычному стукуее колодок, шел несколько медленнее. На крутых местах он останавливался,ждал девушку, подавал ей руку и втаскивал наверх, сам при этом елеудерживая в груди сердце. А ветер бешено трепал одежду, тугими толчкамибил то в спину, то в грудь, затрудняя дыхание, свистел в камнях, частоменяя направление - даже не понять было, откуда он дует.

   Вскоре совсем стемнело, громады скал слились в одну непроглядную массу,черное, беспросветное небо сомкнулось с горами. Стало так темно, что Иванто и дело оступался, натыкался на камни, несколько раз больно ушиб ногу, итогда впервые им овладело беспокойство - где тропа? Он согнулся,внимательно вгляделся, попробовал нащупать тропу ногами, но кругом былиодни камни, и он понял, что они заблудились.

   Выпрямившись, он отвернулся от ветра и стал ждать, пока подойдетдевушка. Когда та доковыляла до него, Иван бросил: "Постой тут!" - а сампошел в сторону. Джулия восприняла это молча, почти равнодушно, сразуопустилась на камень и скорчилась от холода. Он же, сдерживая в душетревогу, отошел еще дальше, всматриваясь под ноги и время от времениощупывая землю ногами, - тропы не было. Постепенно в воздухе что-тозамерцало, он протянул руку и понял: это пошел снег. Мелкая редкая крупакосо неслась из ветреной черной мглы, понемногу собираясь в ямках и щелях.Иван стоял, вглядываясь в темноту, и напряженно думал, что делать дальше.Снег сгустился, внизу постепенно светлело, и вдруг он увидел неподалекуизвилину потерянной тропы.

   - Эй, Джулия! - тихо позвал он.

   Девушка почему-то не откликнулась. Он, продрогнув, с растущей досадой вдуше ждал. "Что она там, заснула? Вот еще дал бог попутчицу! По бульварамс такой прогуливаться", - сердился он. А ветер по-прежнему люто бился оскалы, снежная крупа густо сыпала с неба, шуршала по камням; вконецзашлись от холода ноги. Руки он спрятал в рукава; за пазухой жег телонастывший пистолет.

   - Эй, Джулия!

   Она не ответила, и он, выругавшись про себя, с неохотой, ступая намокрые холодные камни, пошел туда, где оставил ее.

   Джулия сидела на камне, скорчившись в три погибели, прикрыв коленитужуркой. Она не отозвалась, не поднялась при его приближении, и он,предчувствуя недоброе, остановился перед ней.

   - Финита, Иван! [Все, Иван! (итал.)] - тихо проговорила она, не