Альпийская баллада, часть 1

земле, не зная, куда податься: меж редких стволов его легко могли увидетьсверху. И он прыгнул в неглубокую выемку-нишу под крутоверхой скалой, весьсжался, готовясь к отпору. Полосатая фигурка внизу на минуту исчезла закраем обрыва. Он теперь не смотрел туда, а напряженно слушал, больше всегоостерегаясь мотоциклов. Но вот внизу, в двадцати шагах, из-за камня сновапоказалась женская фигура в длинной, не по росту, куртке с закатаннымирукавами и красным треугольником на груди. Это была девушка. Она быстроогляделась по сторонам, и он заметил, как под черной шапкой волос снескрываемой радостью блеснули такие же черные, словно две маслины, глаза.

   - Чао!

   Он слышал уже это слово - так всегда здоровались гефтлинги-итальянцы.Однако теперь, вслушиваясь в треск над головой, он сжался и молчал,ожидая, что она вот-вот юркнет в какое-нибудь укрытие. Но она, кажетсявовсе равнодушная к опасности, снова оглянулась и торопливо заговорилапо-немецки, как ему показалось, кого-то прогоняя от себя. Взглянув вподлесок, Иван увидел за камнями еще одного в полосатом, который послеокрика девушки сразу же шмыгнул в заросли. Иван хотел было кинуться прочьот этих непрошеных спутников, но девушка легко выскочила из-за обрыва,нагнулась, сунула ноги в колодки, которые до сих пор держала в руках, и,застучав ими, торопливо побежала к нему.

   Мотоциклы ревели чуть ли не над их головами, и эта ее нелепая дерзостьвызвала у Ивана гнев - их ведь легко могли тут заметить. Пригнувшись, Иваншагнул к девушке и за руку рванул ее под скалу. При этом он тихо, но снеудержимой яростью выругался. Она легко метнулась за ним, как вдруг однаее колодка сорвалась с ноги и, застучав по камням, отлетела далеко всторону.

   - Ой, клумпес! - приглушенно вскрикнула девушка.

   Мотоциклы один за другим, обдавая их грохотом, проносились совсемблизко, но она, казалось не обращая на них внимания, вырвала у него руку ибросилась за своей колодкой. Иван не успел удержать ее, только в гневестукнул кулаком по камню и скрипнул зубами. Девушка между тем подхватилаколодку и кинулась назад. И тогда Иван, встретившись с азартно блеснувшимвзглядом девушки, зло ударил ее по лицу.

   Удар обжег ей щеку. Она коротко вскрикнула, но не отшатнулась, непобежала, а упала под скалу рядом и из-под локтя кинула на него взгляд,полный не гнева, а скорее озорного удивления.

   Гул мотоциклов удалялся, и Иван пожалел, что не сдержал себя. Девушкана минуту сосредоточилась, округлила глаза, прислушалась, казалось, толькотеперь осознав, что им угрожало, и, приподняв ногу в полосатой запачканнойштанине, надела на ступню колодку. Потом еще раз взглянула на него и,по-детски неумело выговаривая слова, будто картавя, повторила егоругательство.

   Это было так же неожиданно, как и его пощечина, и так необычно, что внем будто что-то сдвинулось, сместилось - человеческое на минуту хлынуло вего заскорузлую душу, и он впервые за сегодняшний день удивленно и широкораскрыл глаза:

   - Ого!

   - Ого! - повторила, как бы передразнивая, она, обнаружив тем свою