Альпийская баллада, часть 1

нарочитую обиду, и впервые с заметным любопытством оглядела его. Полныегубы ее были капризно поджаты, но в глазах уже появились готовые вот-вотзапрыгать озорные смешливые чертики. Казалось, он где-то уже видел их, этинепонятные глаза на смуглом, сильно исхудавшем лице, и, почувствовавчто-то новое в себе, нахмурился. Обжигающая красота девушки, еенеобыкновенное бесстрашие в этом их более чем сложном положении вовсесбили его с толку.

   - Ты куда бежишь? - строго спросил он, глядя на ее поджатые, в колодкахноги.

   - Вас?

   - Вас! Вас! Куда бежишь?

   - Руссо бежишь - ихь бежишь.

   Не удержавшись, он исподлобья смерил ее злым взглядом - все ееподвижное, с тонкими чертами лицо выражало желание понять его. Густыечерные брови, сросшиеся над переносьем, были высоко вскинуты.

   - Ты знаешь, куда я бегу? Русланд бегу. Поймают, мне будет пуф, пуф. Атебе это. - Он чиркнул себя пальцем по шее и показал вверх - красноречивыйинтернациональный жест лагерников.

   Она поняла, коротко улыбнулась, даже, показалось ему, фыркнула: мол,что мне виселица! И это ее безрассудное легкомыслие опять разозлило его:

   - Расхрабрилась! Ну беги! Только без дураков. Я тебе не помощник.

   - Конэчно! - дружелюбно улыбнулась девушка, и Иван подумал, что она непоняла его.

   Он попытался было возразить, но в это время в стороне города опятьпослышались выстрелы, крики и лай собак. "Черт с ней, с этой девкой", -подумал Иван. Надо было пробираться дальше, и он быстро полез по склону.

  

  

  

  

  

  

  

   Небо затянула сизая туча. Тревожно качались вершины елей. Лесбеспокойно гудел, и первые капли дождя косыми трассами прочертили воздухмежду деревьями.

   Иван, не сбавляя темпа, проворно лез меж стволов и камней, поблескиваяголым коленом. Он только теперь заметил порванную собакой штанину и кровьна ноге. Пока стоял под скалой, рана, видимо, немного подсохла, а на ходуоткрылась и теперь кровоточила. Сбитые о камни, кровоточили на ногахпальцы. О какую-то колючку он больно уколол пятку и стал заметноприхрамывать.

   Сзади все умолкло, погони не было слышно, по она должна была появиться,Иван знал, что немцы не оставят беглецов в покое. По-видимому, там ужеподняли на ноги охрану, полицию. Это было очень трудно - удрать. Разве чтопоможет дождь, укроет, приглушит шаги, смоет следы. Острым беспокойнымвзглядом Иван ощупывал вокруг себя кусты, боясь наскочить на засаду.Временами он слышал за спиной торопливые шаги своей спутницы - она неотставала. Только иногда, уронив с ноги клумпес, девушка на минутузадерживалась, но потом бегом догоняла его и шла рядом. В такие моменты онслышал ее близкое частое дыхание.

   Иван старался быть безразличным к ней; если бы девушка отстала совсем,он, возможно, даже вздохнул бы с облегчением, но все же, пока она была