Альпийская баллада, часть 1

рядом, не мог прогнать ее, чтобы уйти одному. Он только думал: и откудаее, на беду, прибило к нему, поди ж ты, вырвалась с завода, догнала. Уж начто он быстро бежал в гору, а вот не отстала. Правда, он немало временипотратил на борьбу с собаками - хорошо еще, что задержались, не набежали вту минуту немцы...

   Дождь между тем усилился. Плотнее окутал лесистые склоны теплый туман.Это радовало беглецов, так как в ненастную погоду было легче укрыться влесу и подальше отойти от города.

   Только идти под дождем было не очень удобно. Промокшая до нитки куртканеприятно прилипала к телу, штанины также намокли снизу, и Иван подвернулих, как, бывало, на сенокосе, до самых колен. Он с удовлетворениемзаметил, что под дождем потемнела полосатая, заметная издали его одежда.Только вот проклятые круги-мишени, выведенные масляной краской,по-прежнему топорщились на груди. Они не намокали и стали еще заметнее напотемневшей куртке.

   Так прошел час, а может, и больше. Продираясь сквозь мокрый молодойкустарник с натянутой между ветвями паутиной, в которой дрожали мельчайшиекапли воды, Иван вдруг увидел дорогу. Гладкая, блестящая от непогодыбетонная полоса ее плавно изгибалась на повороте и исчезала вверху. Оностановился, прислушался - кажется, дорога была пуста. Тогда он оглянулся:девушка, нетерпеливо отстраняя от лица мокрые ветви, пробиралась к нему.Видимо, надо было подождать ее и дорогу перейти вместе, иначе она могласделать что-то не так и выдать обоих.

   Девушка подошла, устало остановилась рядом и, увидев дорогу, уже сбольшей осмотрительностью, чем недавно, отнеслась к опасности. Иванкоротко скользнул взглядом по ее мокрой куртке, которая плотно облегалагибкую и тонкую фигурку, и снова с досадой поморщился - так все это не шлок обстановке, в которой они оказались. Она же, видно, рада была минутнойзадержке: немного отдышавшись, взялась одной рукой за ствол сосенки,другой вылила из колодок воду и устало вздохнула.

   Иван подождал немного, пока она отдышится, потом направился к дороге.Девушка осторожно пошла сзади.

   Возле дороги он снова огляделся, подбежал к забетонированному кювету,остановился, шепнул ей: "Иди сюда!" - и подал руку. Она без словухватилась за его пальцы, глухо стукнув о бетон деревяшками, прыгнулачерез кювет. Иван коротко бросил: "Снимай!" - девушка послушно скинулаклумпесы и подхватила их свободной рукой. Взявшись за руки, они выбежалина мокрые бетонные плиты дороги. Дождик сыпал уже часто и тотчас смывал ихследы. Беглецы благополучно перебрались на другую сторону. Он выпустил ееруку. За кюветом она наколола ногу о щебенку, тихонько ойкнула, потомсунула ступни в колодки и быстро полезла за ним вверх по склону.

   Склон тут был крутой, со стремнинами обрывов, поросший чахлыми кривымидеревцами, сквозь вершины которых виднелась внизу блестящая дуга дороги.Иван теперь уж не очень старался выдерживать темп: устал сам, да и девушка- он это чувствовал - уже на пределе своих, по-видимому, не слишкомбольших сил. На крутом подъеме, который он, превозмогая усталость, одолелпервым, Иван остановился, наблюдая из-под развесистой суковатой сосны за