Альпийская баллада, часть 2

то как рядом с ним могла существовать на земле эта первозданная благодать- какая сила жизни сберегла ее чистоту от преступного безумия людей? Но тоотвратительное, к сожалению, не приснилось, оно не было призраком - ихразрисованная полосами одежда ежеминутно напоминала о том, что было и отчего они окончательно еще не избавились. И тут, среди благоухающей чистотыземли, эта их одежда показалась Ивану такой ненавистной, что он сорвал ссебя куртку и прикрыл ее тужуркой. Джулия перестала петь и, улыбнувшись,осмотрела его слегка загоревшие, широкие плечи.

   - О, Эрколе! Геркулес! Руссо Геркулес!

   - Какой Геркулес. Доходяга! - скромно возразил. Иван.

   - Нон, нон! Геркулес!

   Она шутливо хлопнула его по голой спине и обеими руками сжала опущеннуювниз руку.

   - Сильно, карашо, руссо. Почему плен шель?

   - Шел! Вели, вот и шел.

   - Надо бить фашисте! - она решительно взмахнула в воздухе маленькимкулачком.

   - Бил, пока мог. Да вот...

   Подняв локоть, он повернулся к ней другим боком, и на ее подвижномличике сразу отразилась жалость, почти испуг.

   - Ой, ой! Санта Мария!

   - Вот и Геркулес, - вздохнул он.

   - Болно? - бережным прикосновением она осторожно пощупала огромныйширокий рубец - след ножевого штыка. Он решительно потер бок.

   - Уже нет. Отболело.

   - Ой, ой!

   - Да ты не бойся, чудачка, - ласково сказал он. - А ну сильней.

   Она никак не осмеливалась, и он, взяв в ладонь ее тонкие пальцы,надавил ими на шрам. Джулия испуганно вскрикнула и прижалась к нему. Иванпридержал девушку за плечи, и это короткое прикосновение опять заставилоего поспешно отстраниться от нее. "Нет, так нельзя! Нельзя себяраспускать! Надо скорее уходить".

   - Вот что, - нахмурившись, сказал Иван, коротко взглянув на Джулию. -Надо быстрее идти, понимаешь?

   - Я, - согласилась она, усмехнувшись и с какой-то испуганно-затаенноймыслью глядя ему в глаза.

  

  

  

  

  

  

  

   Они спустились по склону от верхней границы луга к его середине. Тутмаки начали постепенно редеть, уступая место другим цветам. Кое-где сиделископления душистых незабудок, качались на ветру колокольчики, от густогоаромата желтой азалии кружилась голова. Местами в цветочных заросляхпопадались каменистые плеши, возле них всегда было много колючей щебенки,особенно докучавшей его босым ногам. Иван начал осторожнее выбирать путь,поглядывая под ноги. Один раз перед-его глазами в траве сверкнула краснаякапля, он нагнулся - между зубчатыми листочками рдело несколько крупныхягод земляники. Только он сорвал их, как рядом увидел еще такие же красныеягоды. Тогда Иван положил тужурку, присел; Джулия тоже со счастливымкриком бросилась собирать ягоды.