Альпийская баллада, часть 2

из кармана остаток буханки.

   - Вот, только корку, понимаешь?

   Преодолевая в себе какие-то сомнения, Джулия промолчала. Лоб еепостепенно разгладился.

   - Ми идет Триесте? Правда? Нон?

   - Пойдем, конечно. Откуда ты взяла, что не пойдем?

   На ее лице все еще отражалась внутренняя борьба. Девушка теребила нагруди куртку, что-то решала про себя и вдруг опустилась рядом с ним наземлю. Подняв колени, она облокотилась на них и прикрыла лицо руками. Онсидел рядом, готовый помочь ей, но она, по-видимому, пересилила себя ивскоре, встряхнув волосами, вскинула голову.

   - Руссо! Ти кароши, кароши, руссо, - заговорила она и пожала его руку.- Нон Власов. Буно руссо. Джулия плехо.

   - Ну зачем так? - мягко возразил Иван. - Зачем? Не надо.

   - Очэн, очэн, - не слушая его, говорила Джулия. Видно, что-то онапоняла и теперь попросила: - Иван нон безе Джулия...

   - Ничего, все хорошо.

   Сидя на земле, он осторожно взял в руки ее маленькую шершавую ладошку.Девушка не отняла ее.

   - Нон безе Иван, - сказала она и впервые взглянула ему в глаза. - Нонбезе Джулия. Иван знай правда. Джулия нон знат правда.

   - Ладно, ладно... Ты это вот что...

   - Джулия очэн, очэн уважат Иван, любит Иван, - сказала она. Его рука,державшая ладонь девушки, еле заметно дрогнула. Чтобы перевести разговорна другое, он сказал:

   - Ты это... Пить не хочешь? Воды, а?

   Она вздохнула и умолкла, глядя на него, затаив в глубине широкораскрытых глаз раскаяние и бездну тепла к нему.

   - Вода? Аква?

   - Да, воды, - отозвался он. - Вон там, кажется, ручей. Айда!

   Он быстро вскочил, она тоже поднялась, обхватила его руку повыше локтяи щекой сиротливо прижалась к ней. Другой рукой он погладил ее волосы, но,почувствовав, как она внутренне напряглась, опустил руку.

   Так они не спеша пошли к краю луга.

  

  

  

  

  

  

  

   Ручей был неглубокий, но очень бурный - широкий поток ледяной водыбешено мчался, взбивая по камням желтую пену и бросая ее на влажныйкаменистый берег. На одном из поворотов он намыл в траве широкую полосугальки, перейдя которую Иван и Джулия вдоволь напились из пригоршней, идевушка отошла к берегу. Иван закатал разорванные собакой штаны и забралсяглубже в воду. Ступни заломило от стужи, стремительное течение могло сбитьс ног, но ему захотелось умыться, так как пот разъедал лицо. Он потер своиколючие, заросшие щеки, намереваясь увидеть отражение в воде, но бурноетечение не давало этого сделать. "Видно, зарос, как бродяга", - снеожиданным беспокойством подумал он и оглянулся на Джулию.

   - Я страшный небритый? - спросил он девушку. Но та не отозвалась -неподвижно сидела в задумчивости, глядя в одну точку на берегу.