Альпийская баллада, часть 2

   - Хельтс мауль! [Молчать! (нем.)]

   Джулия поняла все и бросилась к Ивану. Вцепившись в рукав его куртки,она жадно всматривалась вниз, в серый туман, в котором мелькнули живыетени. Но Иван схватил ее за руку и, пригнувшись, бросился к ручью. Вдругой его руке была тужурка, колодки же остались в маках.

   Молча они побежали вдоль ручья вверх.

   Иван не выпускал из своей руки пальцев Джулии; девушка, растеряннооглядываясь, едва поспевала за ним. Он старался найти подходящее место,чтобы перебраться на ту сторону - там можно было укрыться в скалах игустых зарослях рододендрона. Но поток бешено мчался с гор, бросаться вего быстрину было бессмысленно.

   "Хорошо, что облако! Хорошо, что облако!" - стучала в его головеутешительная мысль. Стремительные клочья тумана пока укрывали их."Проклятый сумасшедший, почему я не убил его? Все они, сволочи, одногополя ягоды!" - в отчаянии думал Иван и безжалостно тащил вверх Джулию. Ониуже миновали поворот потока, взобрались на обрывистый здесь берег, дальшебыло открытое место. Поток со страшной силой несся по камням, от намеренияперейти на ту сторону, очевидно, надо было отказаться. Прежде чемвыскочить на луговой росистый простор, Иван, тяжело дыша, упал на колени,обернулся - туман заметно редел, уже стали видны дальние камни в маках,голое пятно взлобка, где он вчера дожидался Джулию. И тут в туманепоказалось несколько гитлеровцев - неширокой цепью рассыпавшись по лугу,они приближались к тому месту, где Иван с Джулией провели ночь.

   Иван взглянул на Джулию - ее полусонное лицо отражало испуг и крайнююусталость. "Хоть бы выдержала! Хотя бы она выдержала!" - страстно пожелалИван. Теперь только ноги могли принести спасение, и, слегка отдышавшись,он снова схватил ее за руку. Она бежала с огромным напряжением, но неотставала от него.

   Задыхаясь, они выбрались на верхний участок луга, ноги по коленинамокли от росы. Однако с каждой минутой Иван все сильнее прихрамывал направую ногу, которая странно отяжелела, будто стала чужой - сначала он таки подумал, что, задремав, отсидел ее. Но неподатливая вялость в ней непроходила, в сухожилиях под коленом сильно болело. Джулия вскоре заметилаего хромоту и испуганно дернула Ивана за руку.

   - Иванио, нега?

   Он проволок ногу по траве, стараясь ступать как можно осторожнее, ноему это плохо удавалось. Тогда Джулия, оглянувшись, бросилась перед ним наколени и вцепилась в штанину, намереваясь осмотреть рану.

   - Надо вязат, да? Я немножко вязат, да?

   Он решительно отвел ее руки:

   - Ничего не надо. Давай быстрей.

   - Больно, да? Больно? - спрашивала она с тревогой в больших глазах,заботливо всматриваясь в него. Было заметно, как от усталости подполосатой курткой бешено билось сердце; высоко поднятые жесткие бровинервно подрагивали.

   - Ничего, ничего...

   Превозмогая боль, он торопливо заковылял дальше. Рука Джулиивыскользнула из его пальцев, и он не взял ее - девушка, поминутно