Альпийская баллада, часть 2

   Это пишет Джулия Новелли из Рима и просит вас не удивляться, чтонезнакомая вам синьора знает вашего земляка, знает Терешки у Двух ГолубыхОзер в Белоруссии и имеет возможность сегодня, после нескольких летпоисков, послать вам это письмо.

   Конечно, вы не забыли то страшное время в мире - черную ночьчеловечества, когда с отчаянием в сердцах тысячами умирали люди. Одни,уходя из жизни, принимали смерть как благословенное освобождение от мук,уготованных им фашизмом, - это давало им силы достойно встретить финал ине погрешить перед своей совестью. Другие же в героическом единоборствесами ставили смерть на колени, являя человечеству высокий образецмужества, и погибали, удивляя даже врагов, которые, побеждая, нечувствовали удовлетворения - столь относительной была их победа.

   Таким человеком был и ваш соотечественник Иван Терешка, с которым воляпровидения свела меня на трудных путях победной борьбы и огромных утрат.Мне пришлось разделить с Ним последние три дня Его-жизни - три огромных,как вечность, дня побега, любви и невообразимого счастья. Судьбе не угоднобыло дать мне разделить с Ним и смерть - рок или обычный нерастаявшийсугроб снега на склоне горы не дали мне разбиться в пропасти. Потом меняподобрали добрые люди - отогрели и спасли. Конечно, это случилось позже, ав тот первый миг после моего падения в пропасть, когда я открыла глаза ипоняла, что жива, Иванио в живых уже не было - вверху под облаками утихалвой псов, и лишь эхо Его последних двух выстрелов, отдаляясь, грохотало вущелье.

   Постепенно я возвратилась к жизни. Она поначалу казалась мне лишеннойвсякого смысла без Него, и долгие месяцы моего одиночества были полны лишьтеми скорбными и счастливыми днями, прожитыми с Ним. Я могла бы описатьвам, какой это был человек, но думаю, вы лучше меня знаете Его. Я хочутолько сообщить, что вся моя последующая жизнь была неразрывно связана сНим, так же как и моя скромная общественная деятельность в Союзе борьбы замир, в издании профсоюзной газеты, наконец, в воспитании сына Джиованни,которому уже восемнадцать лет и который готовится стать журналистом.(Между прочим, это он перевел на русский язык мое письмо, хотя и я изучилаваш язык, но, конечно, не столь совершенно, как сын.) Еще в моей комнатевисит карта Белоруссии - страны, так горячо любимой Иваном. Жаль, что уменя нет фото Ивана. Хоть бы какое-нибудь: детское, юношеское или ещелучше - солдатское...

   Иногда, вспоминая Иванио, я содрогаюсь от мысли, что могла бы невстретиться с Ним, попасть в другой лагерь, не увидеть Его схватки скомандофюрером, не побежать за Ним после страшного взрыва - пройти в жизнигде-то мимо Него, не соприкоснуться с Ним. Но этого не случилось, и теперья говорю спасибо провидению, спасибо всем испытаниям, выпавшим на моюдолю, спасибо случаю, сведшему меня с Ним.

   Вот и все. Финита.

   С благодарностью ко всем - родившим, воспитавшим и знавшим Человека,истинно русского по доброте и достойного восхищения по своему мужеству. Незабывайте Его!

   Спасибо, спасибо за все.

   Уважающая вас