У тумане

заведующий райзо Хмелевский за это же время имел на своем счету восемь.Хмелевский умел добиться всего, чего хотел. Он не рассусоливал, как другие,не уговаривал, не просиживал в бессонных ночах на деревенских собраниях - онставил вопрос ребром, обрывал несогласных, просто и даже веселораскулачивал, и каждому становилось ясно: этот своего добьется. И ондобивался, ибо был человек решительный, беспредельно уверенный в том, чтоделал. Стоило однажды увидеть его размашистые жесты, крутоплечую фигуру,всегда выбритый массивный подбородок, чтобы понять: это руководитель большихвозможностей и пойдет далеко. Войтик же в сравнении с ним выгляделмальчишкой. Оно и понятно: какой уж вид у заморыша, да еще больного язвойжелудка.

   Три года Хмелевский был его начальником и его идеалом руководителя, икто бы подумал тогда, что этот идеал так плохо кончит однажды. Потом ужевыяснилось, что снюхался с классовым врагом, руководил вредительскойгруппировкой, на собраниях пропагандировал одно, а на деле поступал иначе ивтихую подрывал основы государства. Правда, Войтик никогда не замечал за нимничего подозрительного, но это, по-видимому, оттого, что его заведующий умелтщательно маскироваться. Уже потом, задним числом Войтик стал вспоминатьмелкие факты, которые, будь он принципиальнее, могли бы в свое время навестиего на определенные подозрения. Но не навели, и Войтик упрекал себя преждевсего за утрату политической бдительности. Хотя в то время он былподчиненным и во всех делах исполнял волю Хмелевского. А вот после арестаХмелевского ситуация в РИКе изменилась в корне, и следующее прегрешениеВойтика целиком на совести его самого.

   Еще в то время, как они работали вместе, Войтик с матерью квартировал устарого еврея Мозеля, как раз через дорогу от дома Хмелевского. МатьВойтика, будучи женщиной сердобольной, приласкала двух дочек его начальника,которые целыми днями бегали без присмотра на улице, и всегда стараласьугостить их чем могла, что попадалось под руку. Девочки очень приглянулисьбабке, явно скучавшей без внуков и иногда даже заводившей о том разговор ссыном. Но Войтик обычно отвечал уклончиво, действительно, где ему было найтивремя жениться? В районе была тьма дел более важных, порой совершеннонеотложных и горячих, и он до самой войны оставался холостяком, хотя давноуже не чувствовал себя молодым. Обычно вечером после работы к ним забегалаработавшая на почте мать девочек Екатерина Ивановна, благодарила за дочек, иВойтик вообще был доволен тем, что семье начальника оказана мелкая, всущности, услуга. Но вот после ареста Хмелевского отношения этих двух семейнесколько изменились: девочки перестали прибегать к тете Фене, хотя та ипродолжала изредка проведывать соседку напротив. Войтику это не оченьнравилось, правда, до поры он молчал. Не понравилась ему и неожиданнаяпросьба матери в начале зимы помочь соседке дровами ("Сидит, бедная, внетопленой хате, детки болеют, дров на дворе ни полена"). Войтику как раздолжны были привезти из леса дрова, и мать попросила несколько бревенскинуть для Екатерины Ивановны. Им же и без того хватит, топили они некаждый день. Не понравилась эта просьба Войтику, но он снова смолчал, не