У тумане

какое-нибудь совещание или с отчетом. В вагоне он всегда клал его подподушку, но так, чтобы не очень сминать головой, не повредить аккуратныеметаллические уголки. Он очень опасался, чтобы его не стащили утром, когдаон отлучался в туалет. Но тогда все обошлось хорошо, портфель он сберег досамой войны, а как только в местечке появились немцы, спрятал его на чердакеза дымоходом. И вот теперь ему приснился этот портфель, который каким-тообразом очутился на столе в штабной землянке в лесу, а рядом стоялоначальство - командир Трушкевич, начальник штаба и еще кто-то; они хотели,чтобы Войтик сам раскрыл портфель. Не зная, что там, и чего-то страшась,Войтик дрожащими пальцами нажал знакомые защелки. Он ожидал увидеть там своибумаги, некоторые документы и справки, а из портфеля вдруг выкатилосьбольшое гусиное яйцо, за ним еще два - портфель был полон гусиных яиц,украденных где-то, за что теперь придется ответить Войтику. Войтикиспугался, не зная, как оправдаться, а Трушкевич тем временем уже нащупывалсвою вытертую кобуру. Войтик содрогнулся в испуге и проснулся, не сразусообразив, где он и что с ним случилось. Некоторое время затем он переживалсон, не в состоянии высвободиться из его пугающей бессмыслицы и уговариваясебя, что все это ерунда, мало ли что может присниться. Не хватало еще емупугаться каких-то запутанных снов.

   Постепенно, однако, он успокоился; холод, люто пробиравший окоченевшеетело, напомнил ему, где он и как сюда попал. В шалаше было темно, сильношумел ветер в лесу, задувал через все дыры в шалаш, но дождь вроде быперестал. Не выглядывая наружу, Войтик почувствовал, что недалеко до утра, илежал, думая, куда ему податься утром, где искать деревню? Или, может, лучшевернуться в сосняк, к Бурову? Только где он теперь найдет этот сосняк?Напорется на немцев, вот тогда и сбудется зловещий смысл сна: увидетьгусиные яйца, согласно деревенскому поверью, значило попасть в беду.

   Наверно, он и еще немного вздремнул, а когда проснулся, вокруг ужерассвело; рядом в шалаше отчетливо стали видны свисавшие ветви, черныежердки перекрытия, и он на четвереньках выбрался наружу.

   Со всех сторон из-под елок на узкий прогал полз стылый туман, окутывалдеревья, кусты, волгло стелился по травянистой полянке, заволакивая близкиелесные окрестности. Зябко поеживаясь, Войтик немного прошел тропинкой вельнике и неожиданно оказался на какой-то полузаросшей лесной просеке.Просек в лесу могло быть много, но эта показалась Войтику чем-то знакомой, ион подумал: не по ней ли вчера они волокли раненого Бурова? Обрадованнооглянувшись по сторонам, он неслышно пошагал в тумане, надеясь, что ужкуда-нибудь выйдет.

   Остаток того несчастливого дня Сущеня растерянно сидел возле мертвогоБурова. Сначала он ждал, что, может, тот еще оживет, шевельнется, может,отзовется даже, и время от времени трогал его за плечо, тихо звал: "Коля, аКоля..." Однако все было напрасно, Буров не подавал признаков жизни.Измученное лицо его все гуще покрывалось светлой растительностью, поджатыегубы застыли с выражением несправедливой обиды, к бледному лбу прилепиласьрусая прядка волос. Одинокий муравей шустро взбежал на лоб, помедлил возле