У тумане

речке гусей. Сущеня тогда был неженатым, в общем, спокойным, покладистымпарнем, лет на десять старше его; на Кольку Бурова он мало обращал внимания,занятый своими интересами, своей компанией. Но чем-то он даже нравилсяБурову, может, своей незлобивостью в отношениях с другими - взрослыми идетьми. Кто бы подумал, что их судьбы когда-нибудь пересекутся такимдьявольским образом?

   Но вот пересеклись...

   Речка была неширокая, с крутыми, местами подмытыми в паводок берегами икладкой - двумя брошенными на коряги гниловатыми досками. Буров соскочил скобылки, потянул за повод; противясь, та взмахнула головой, нерешительнопереступила передними ногами - боялась идти в воду. Может, правильнобоялась, подумал Буров, черт его знает, какая тут теперь глубина. Но, может,не утонет?.. Он сильнее дернул за повод и сам нерешительно ступил напритопленный конец кладки, направляя кобылку рядом. Наконец та, видно,решилась, осторожно сошла с берега и вдруг отчаянно бросилась в реку. Онторопливо переступил по кладке, которая предательски подалась под ногами,почти до дна уходя в воду. Едва удержавшись на доске, выпустил из рукиповод; кобылка, подняв множество брызг, испуганно выскочила на ту сторону иостановилась, отряхиваясь и озираясь. Мысленно выругавшись, Буровнеторопливо выбрался из реки и подобрал в траве мокрый повод.

   Сзади, не слезая с коня, чего-то дожидался Войтик.

   - Ну что стал? Давай верхом. Тут неглубоко... Войтик перебрался болееудачно, его конь тяжеловато вскарабкался на берег, и Войтик, соскочивназемь, взял из рук Бурова повод. Стоя на одной ноге. Буров стянул сапог,вылил воду, отжал мокрую дырявую портянку.

   - Не хватало еще, холера...

   Впереди и немного в стороне на речном берегу ютилась почерневшая отдыма и времени кособокая банька, рядом с ней вольготно раскинуласьдичка-грушка. Наверно, там можно было укрыться, и Буров повел туда озябшуюкобылку. Промокшая его нога коченела все больше, да и другая не уберегласьот воды - дырявые сапоги чавкали на ходу, надо было переобуться, сменитьпортянки (если бы они у него были в запасе). Но, еще не дойдя до баньки, онучуял знакомый запах дыма и встревожился. Если от баньки тянет дымком,значит, ее топят или уже истопили и моются, надо же было угодить сюда втакое неподходящее время! Но поворачивать, пожалуй, было уже поздно - ихмогли увидеть в крохотное окошко из баньки.

   Буров зашел с глухой, надречной стороны баньки, прислушался. Здесь ужевовсю пахло дымом, сажей, сухой нагретой глиной. Подъехав поближе, Войтиктоже соскочил с коня. Покосившаяся дверь бани была заботливо подперта еловымколом - значит, внутри еще никого не было. Наверно, еще только собиралисьмыться. Войтик с напряженной озабоченностью ждал, что делать дальше, и Буроврешил:

   - Давай по стежке туда. Вон его хата... Хата и надворные постройкисущеневской усадьбы темнели в вечерней мгле, с улицы баня почти непросматривалась. Лишь бы не встретить кого в огороде на стежке, подумалБуров. Впрочем, если кто и встретится - не большая беда, дела у них всего на