У тумане

и погонит за трупом. Но тут недалеко, лагерь уже под боком, труп, если что,можно доставить потом на повозке. Конечно, в лагерь Сущеню вести нельзя.Будет скандал, если, посланный застрелить предателя, он приведет его влагерь. Конечно, он застрелит его, только разве что где-нибудь поближе креке. И тогда будет свободен. Сам уж как-нибудь доберется до пущи и доложитТрушкевичу! приказ выполнен. Правда, не обошлось без потерь, Буров убит. Нотеперь разве большая новость - потери? Скольких они уже потеряли за лето иосень...

   До третьей просеки они еще не дошли, как где-то в стороне слевавнезапно забахали выстрелы. Не так чтобы близко, но и не очень далеко. Втумане звуки выстрелов прозвучали приглушенно, и трудно было определить,где. Сущеня недолго постоял с ношей и устало опустился набок, Войтик тожестал на колени, оба прислушались. Бахало, может, с десяток винтовок;туманные недра леса доносили короткие, без эха звуки выстрелов, которые тугоотдавались в плотном воздухе.

   - В Бабичах, ага? - спросил погодя Войтик.

   - Если бы в Бабичах, - вслушиваясь, сказал Сущеня. - С другой стороны.На шоссе, похоже...

   - На шоссе?

   - Ну.

   - Так еще и шоссе тут? Куда же ты завел? Войтик тихо про себя выругался- он совершенно забыл, что тут где-то должно быть и шоссе. О шоссе он и

   не вспомнил даже.

   - А куда же вести? - обиделся Сущеня. - Вы же говорили, в Бабичахнемцы.

   - Ну, немцы.

   - Значит, только сюда. Через шоссе.

   Да, действительно, наверно, через шоссе, в пущу другой дороги тут небыло. Может, впервые Войтик подумал, что Сущеня попался ему кстати, что безнего он снова заблудился бы в этом чертовом лесу. А заблудившись, недолгонапороться на полицаев и распрощаться с жизнью. Этот хоть знает местность и,может, еще выведет его к своим.

   Вот если бы он был честный мужик, не предатель.

   Но если бы он был не предатель, то, наверное, и Войтику не было бынадобности бродить здесь по лесам и наверняка Буров не лежал бы теперь настылой земле, задрав вверх обросший подбородок. Если бы Сущеня был непредатель. Хуже, что он еще и с наганом; думает, наверно, что Войтик забыл онагане и не станет его отбирать. Но надо отобрать. Если, может, не здесь(чтобы не обострять отношений), то за шоссе обязательно. Все-таки предатель,каких теперь на войне развелось немало - одни ими стали с охотой, длякакой-то выгоды себе, другие по безысходности, из-за страха за жизнь, задетей и семью. Но это не меняет ничего по сути, предатель всегда предатель.Не смотри, что какой-нибудь прикинется смирным, вполне лояльным, даже можетвызвать у тебя сожаление, а затем... А затем - нож в спину, пулю в затылок.Кто знает, что у него на уме, у этого Сущени, чему его там научили, вполиции. Если уж побывал у них в когтях, так хорошего не жди. Наверняказавербовали - вынудили или уговорили - и дали задание. Иначе живым бы невыпустили. Такие-то штучки Войтик уж понимал, его не проведешь. Кое-чтоповидал в жизни, кое-чему научился.

   Они полежали на стылой земле под соснами, немного передохнули; тревога