У тумане

молчаливую бабу он знал давно, еще со времен коллективизации, люди они быличестные, хотя и не очень общительные, но именно по этой причине обитателиземлянки укрыли у них заболевшего в лесу окруженца лейтенанта ФедюСвиридова. В одну из очередных вылазок за провиантом того сперва намочилопод дождем, а на обратном пути прихватило морозцем, и парень вскоре свалилсяв горячке. Опасаясь за жизнь лейтенанта, они неделю назад переправили его наэтот хутор. Теперь Войтик, навестив больного, плотно поужинал, отогрелся идаже незаметно вздремнул в тепле на скамейке рядом. Но, на свою беду,вздремнул чуть больше, чем следовало, и, когда вышел на стежку в поле, сталосветать. Он встревоженно прибавил шагу - впереди в кустарничке лежаладорога, ее он намеревался пересечь возле мостика и потом вдоль овражкаперелесками добираться до урочища. В сидоре за спиной у него была буханкахлеба и ведро картошки. В общем, немного, но на первое время должно хватить,а там сходит кто-либо другой, принесет еще. Люди в округе были отзывчивые начужую беду и без принуждения делились тем немногим, что имели сами.

   Войтику уже совсем недалеко оставалось до кустиков и дороги, как внеясных еще рассветных сумерках он заметил впереди людей. Их было трое, иони тоже увидели его в поле, настороженно замерев, ждали. Сердце у Войтикадрогнуло в груди, но он словно по инерции продолжал мелкими шажками бежатьпо едва обозначенной в мокром снегу тропинке. Оружия у него не было - запровизией они всегда отправлялись без оружия, - и теперь он сильновстревожился: кто эти люди? Издали было не рассмотреть, но, подойдя ближе,Войтик и вовсе помрачнел душой - на дороге, поджидая его, стояли трое мужчинс винтовками. Деваться, однако, было некуда, он перескочил канаву и оказалсянапротив. Один из них грубо спросил: "Куда?", потом "Откуда?", двое другихобладали за спиной его сидор, содрали с плеч веревочные лямки, Войтик понял,что оправдываться бесполезно, да и нечем, тем более что те уже обругали его"бандитом" и потребовали сказать, где взял продукты. Войтик началвыкручиваться - мол, не знает, где именно, зашел к незнакомому человеку ипопросил. После недолгого раздумья те приказали немедленно вести их к этомунезнакомому и стволом заряженной винтовки больно толкнули его между лопаток.

   Делать было нечего, Войтик свернул на проклятую тропку, такпредательски приведшую его в западню. Угрюмо и молча полицаи шли следом, аон заполошно думал, куда их вести. Дело в том, что на пригорке в полетропинка делилась на три: одна продолжала бежать в расположенную в низинемаленькую деревушку, где он никогда не был и никого там не знал, другая велав сторону, к недалекому Фомичевскому хутору, хозяин которого был человекизворотливый и, кажется, уже снюхался с полицией. И лишь третья направляласьпо склону к приютившемуся возле мелколесья с овражком хутору рыжего Климки.Войтик в нерешительности прошел первый поворот, все напряженно соображая,как ему поступить. Очень ему не хотелось вести их к Климке, где выкашливалбольные легкие Федя Свиридов, но куда же еще он мог повести? Фомичевскийхутор отпадал, эти могли сами там ночевать. Значит, только к Климке. И онпрошел мимо и второго поворота, теперь уже выбора у него не осталось и он